Вопреки решению европейского суда по правам человека конституционный суд рф не дал заключенным право голоса — юридические советы

Влияние решений Европейского суда по правам человека на конституционное право Российской Федерации

Вопреки решению Европейского суда по правам человека Конституционный суд РФ не дал заключенным право голоса - юридические советы

Чекрыжев С. А. Влияние решений Европейского суда по правам человека на конституционное право Российской Федерации [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 25-30. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/83/3606/ (дата обращения: 23.08.2018).

В отечественной правовой системе, как о том говорится в ч.4 ст.15 Конституции РФ, действуют также общепризнанные стандарты, принятые в международном сообществе.

В частности, со вступлением Российской Федерации в 1996 г.

в Совет Европы для России стали обязательными такие международно-правовые документы, как Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 (далее — Конвенция) и последующие протоколы к ней [11].

Европейский Суд по правам человека был образован, в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя государствами-участниками, в Страсбурге. Суд рассматривает индивидуальные жалобы и межгосударственные дела.

По просьбе Комитета министров Совета Европы Суд может также давать консультативные заключения относительно толкования положений Европейской конвенции или Протоколов к ней.

Толкование и смысл положений этого основополагающего международного документа в области прав человека также выявляется Европейским судом при разрешении конкретных жалоб граждан, формируя целую систему конвенционных прецедентов, развивающих и дополняющих Европейскую Конвенцию.

Европейский Суд по правам человека вправе принимать заявления от физических и юридических лиц, чьи конвенционные права нарушены государством, под юрисдикцией которого он находится. Европейские государства добровольно подчинили себя юрисдикции независимого наднационального судебного органа, имеющего право принимать юридически обязательные для них решения.

Данное обстоятельство отражено в Федеральном законе от 30 марта 1998 года «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней», в котором содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и его решений [12].

В соответствии со статьей 2 данного закона Российская Федерация признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Конвенция вступила в силу для России 5 мая 1998 г.

, и с этого момента ее правила в обязательном порядке должны учитываться российскими судами [5, с.156].

Конституционный Суд РФ впервые сослался на постановления Европейского Суда по правам человека в своем постановлении от 23 ноября 1999 № 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская Церковь прославления».

Европейским Судом признаны уже четыре жалобы, поданные о нарушении статей 9 (свобода мысли совести и религии), 11 (свобода собраний и объединений) Европейской конвенции Российской Федерацией. Это Решение о приемлемости жалобы № 18147/02 Саентологическая церковь г.

Москвы и других против России от 28 октября 2004 года, решение Европейского суда по правам человека от 09.06.2005 о приемлемости жалоб № № 76836/01 и 32782/03 Евгения Кимли, Айдара Султанова и Саентологической церкви г. Нижнекамска против России.

), указав, что постановления Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А nо.

260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъясняют характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции. [13]

В данном Постановлении Конституционный суд РФ только ссылается на постановления Европейского Суда по правам человека, не раскрывая, на какую часть Постановления, он сослался, и какая правовая позиция ЕСПЧ была использована Конституционным Судом РФ для обоснования своих выводов. [14] Конституционный Суд РФ, как правило, ссылается на те или иные правовые позиции Европейского Суда по правам человека, указывая тот или иной параграф Постановления, либо воспроизводя сам текст правовой позиции Европейского Суда по правам человека.

Оцениваявлияние решений Европейского Суда по правам человека на практику Конституционного Суда РФ в зависимости от формы осуществляемого Конституционным Судом РФ нормоконтроля — абстрактного или конкретногоследуетзаметить, чтоиз168решений Конституционного Суда РФ, в которых по состоянию на 1 мая 2010 г.непосредственно использованы правовые позиции Европейского Суда по правам человекалибо упоминаются принятые им решения.

Во-первых, предназначением Европейского Суда является именно защита предусмотренных Конвенцией прав и свобод от нарушений и потому именно в данной области Европейский Суд правомочен устанавливать правовые стандарты, обязывающие Договаривающиеся Стороны.

Во-вторых, Европейский Суд является субсидиарным по отношению к национальному, включающему в себя, в том числе и конституционно-судебный, механизм защиты прав человека.

И, наконец, в-третьих, определяющим фактором движения дела в рамках конкретного конституционного нормоконтроля являются конституционные права и свободы человека и гражданина, с предполагаемым нарушением которых связано инициирование конституционного судопроизводства и его развитие.

Исходя из статьи 125 Конституции РФ и конкретизирующих ее положений ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [20], Конституционный Суд проверяет оспариваемые законы и иные нормативные правовые акты на соответствие именно Конституции РФ, а не на соответствие общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, которые, являясь, как уже было сказано, составной частью российской правовой системы, зачастую лишь опосредованно влияют на формирование правовой позиции Конституционного Суда РФ по делу.

В ряде решений Конституционного Суда РФ конвенционные нормы в их интерпретации Европейским Судом по правам человека использованы не только для обоснования правовой позиции Конституционного Суда РФ по делу, но и вынесены в резолютивную часть решения. Так, в Постановлении от 25 января 2001 года № 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 ГК РФ (п.

1 резолютивной части) [15] Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции РФ положение, содержащееся в п.2 ст.

1070 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, поскольку на основании этого положения подлежит возмещению государством вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных судебных актов, разрешающих спор по существу. При этом Суд указал, что данное положение в его конституционно — правовом смысле, выявленном в данном Постановлении, и во взаимосвязи со ст.ст.6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод, не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, — если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

В соответствии с данным Постановлением Конституционным Судом РФ вынесены решения об отказе в принятии к рассмотрению ряда жалоб граждан, оспаривавших указанные положения Гражданского кодекса, поскольку соответствующий вопрос разрешен в конституционном производстве. Резолютивная часть соответствующих определений также включила в себя нормы Европейской Конвенции (Определения от 8 февраля 2001 года № 42-О, [16] от 8 февраля 2001 года № 43-О [17]).

Все чаще Конституционный Суд РФ обращается к практикеЕвропейскогоСудапоправам человека в рамках конституционного истолкования норм текущегозаконодательства в целях подкрепления своей позиции в процессе уяснения, в частности: нормативного содержания того или иного правового института, его ключевых (универсальных) параметров [18]; юридической природы отдельных конституционных прав; пределов допустимого ограничения конституционных прав и т. д.

Часто решения Европейского Суда по правам человека интегрируются Конституционным Судом РФ в осуществляемое им конституционное истолкование оспариваемых законоположений.

Так, в Определении от 12 апреля 2005 г. № 113-О по жалобе гражданина Маслова Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав частями 1, 2 и 3 статьи 30.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях на основе, в частности, постановления Европейского Суда по правам человека от 15 ноября 2001 г.

по делу «Вернер против Польши» по вопросу процессуального равноправия, и постановления Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2003 г.

по делу «Рябых против Российской Федерации» по вопросу принципа правовой определенности в приложении к процессуальным отношениям, Конституционный Суд РФ дал конституционное истолкование оспариваемым положениям КоАП Российской Федерации, согласно которому данные положения предполагают обязанность суда надзорной инстанции известить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о факте принесения протеста прокурора, предоставить возможность ознакомления с протестом и представить свои возражения на него. [19]

Председатель Конституционного Суда РФ В. Д.

Зорькин в своем выступлении на VIII Международном форуме по конституционному правосудию «Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционных судов стран Европы» отметил, что «… права и свободы, закрепленные ЕКПЧ, поскольку она является международным договором, и решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в той степени, в какой они выражают общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью российской правовой системы».

Постановления ЕСПЧ обязательны для российских судов поскольку являются толкованиями международного договора — Конвенции, которая в силу ч.1 ст.17 Конституции РФ является составной частью правовой системы России и более того в силу п.4 ст.

15 Конституции РФ обладает приоритетом над законами России. И неприятие их во внимание при применении норм Конвенции может породить нарушение международных обязательств России и обернуться установлением факта нарушения в постановлении ЕСПЧ.

Читайте также:  Через месяц купить лотерейный билет и получить выигрыш будет не так просто - юридические советы

М. Ш.

Пацация так же, называя прецеденты ЕСПЧ прецедентами толкования Конвенции пришел к выводу, что акты ЕСПЧ должны рассматриваться в отечественной судебной системе, как акты, в плане юридической силы подобные актам Конституционного Суда РФ, в которых содержится оценка конституционности норм российских законов (несмотря и на очевидные различия, так как Европейский суд в отличие от Конституционного Суда РФ не наделен полномочием «дисквалификации» правовых норм), и что любое применение (как и неприменение) или толкование конвенционных норм российскими судами, расходящееся с их применением и толкованием Европейским судом, в его окончательных постановлениях неправомерно и соответствующие судебные акты подлежат пересмотру по инициативе заинтересованных лиц в порядке, определенном российским процессуальным законодательством. [8]

Для правильного формирования судебной практики в этой области немаловажное значение имеет ознакомление наших судей с подходами, сформированными в Европейском Суде при рассмотрении конкретных дел по жалобам о нарушении прав человека».

В результате присоединения к юрисдикции Европейского Суда российские механизмы судебного контроля за соблюдением прав человека и основных свобод получили поддержку в виде международного судебного контроля. Следовательно, компетенция российских судов по рассмотрению соответствующих обращений и компетенция Европейского Суда по рассмотрению жалоб на нарушение основных прав и свобод человека взаимосвязаны.

Это связь основана на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства — защите прав и свобод человека принадлежащей охране общественного порядка. Таким образом, в вопросах, касающихся правового статуса личности в Российской Федерации, решения Европейского Суда фактически становятся прецедентными.

Как пишут по этому поводу В. И. Анишина и Г. А. Гаджиев, «федеральный закон о ратификации Конвенции решил, таким образом, старый теоретический спор, о том, являются ли вообще судебные акты источником права.

Безусловно, решения Европейского суда по правам человека следует признавать источником права, входящим в качестве составной части вместе с нормами Конвенции и Протоколов к ней в правовую систему РФ (ч.4 ст.

15 Конституции РФ)» [6, с.148–149].

Но если в Европейском Суде создаются прецедентные международно-правовые нормы, а в силу положений ч.4 ст.15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы России, то логично задаться вопросом о месте и роли практики Европейского Суда в этой системе.

Как указано в деле «Ирландия против Великобритании», «решение Суда служат не только для разрешения дела, находящегося на его рассмотрении, но и в широком смысле для прояснения, сохранения и развития норм Европейской Конвенции и для того, чтобы таким образом содействовать соблюдению государствами своих обязательств, которые они несут в качестве участников Конвенции».

Для примера влияния решений Европейского Суда по правам человека рассмотрим решение по делу «Бурдов против России».

Жалоба заявителя касалась нарушения в отношении него со стороны Российской Федерации части 1 статьи 6 Европейской Конвенции и статьи 1 Протокола 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решений национального суда о взыскании в его пользу компенсации за его участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

Европейский суд по правам человека установил нарушение в отношении заявителя части 1 статьи 6 Европейской Конвенции, указав, что «не принимая на протяжении нескольких лет необходимые меры по исполнению вступивших в законную силу судебных решений по данному делу, власти Российской Федерации лишили положения части 1 статьи 6 Конвенции какого-либо полезного смысла».

Также Европейский суд по правам человека установил в отношении заявителя нарушение права собственности, обеспеченного статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, поскольку «…невозможно для заявителя добиться исполнения указанных судебных решений…, является нарушением его права на уважение своей собственности, как оно изложено в первом предложении первой абзаца статьи 1 Протокол 1 к Конвенции. Не исполнив решения Шахтинского городского суда, власти государства-ответчика лишили заявителя возможности взыскать денежные средства, которые он разумно рассчитывал получить. Власти государства-ответчика не выдвинули никаких оснований для такого вмешательства в реализацию права заявителя; при этом Суд полагает, что нехватка средств не может служить тому оправданием…».

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/83/3606/

Некоторые заблуждения по поводу конституционного суда рф

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ ЗАНИМАЕТСЯ ЧЕМ-ТО АБСТРАКТНЫМ, НАПРИМЕР, ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В СВЯЗИ С УГОЛОВНЫМ ПРАВОМ ИЛИ В СВЯЗИ С ПРАВОМ НА ЖИЗНЬ И Т.Д. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ — НЕ ДЛЯ БИЗНЕСА.

Это не так. Конституционный Суд РФ много раз рассматривал вопросы, имеющие непосредственное отношение к бизнесу, включая вопросы коммерческого права. А права человека непосредственно касаются и бизнеса. Надо только уметь правильно этим инструментом пользоваться.

ЕСЛИ Я СЧИТАЮ, ЧТО КОНСТИТУЦИЯ НАРУШЕНА И ПОДАЛ ЖАЛОБУ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ, ЕЕ ОБЯЗАНЫ РАССМОТРЕТЬ ПО СУЩЕСТВУ.

Это не так. В конституционном судопроизводстве очень много нюансов, и из-за изначально допущенных ошибок дело может быть и не рассмотрено, хотя в отсутствие таких ошибок — могло бы.

Я СМОГУ САМ ПОДГОТОВИТЬ И ПОДАТЬ ЖАЛОБУ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ, ЭТО НЕСЛОЖНО.

По поводу этого можно сказать только одно: если ты сам себе адвокат, то твой клиент ошибся. Безусловно, исключения из этого правила возможны.

Если случай с нарушением конституционных прав каким-то положением закона более чем очевиден, то стараться написать идеальную жалобу, в надежде на то, что Конституционный Суд РФ может обратить внимание на этот вопрос, может и не иметь смысла.

Такие прецеденты имели место, хотя, по законам статистики, шансы на то, что плохая жалоба обратит на себя внимание, не так уж и велики.

Кроме того, одной из особенностей производства по делам в Конституционном Суде РФ является то, что Секретариат КС РФ часто проявляет формализм, иногда напоминающий формализм древнеримского права, где ошибка в нескольких словах могла повлечь отказ в иске. Справиться с таким формализмом может только опытный юрист.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ РАЗБЕРЕТСЯ ВО ВСЕХ НЮАНСАХ МОЕГО ДЕЛА.

Как говорится, «на Бога надейся, но сам не плошай». Если не суметь правильно показать свое дело в конституционном аспекте, то Конституционный Суд РФ может что-то и не заметить.

ОБРАЩЕНИЕ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ СМЫСЛА НЕ ИМЕЕТ.

Это неверно. Часто только обращением в Конституционный Суд РФ можно спасти проигранное дело и восстановить справедливость.

ОБРАЩЕНИЕ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ —  СЛИШКОМ СЛОЖНОЕ И ЗАТРАТНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ.

Отчасти это верно. Однако и преувеличивать сложности не следует: другие же с ними справляются?

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ — ЭТО ГРУППА ЮРИСТОВ, КОТОРЫЕ ИСПРАВЛЯЮТ ОШИБКИ ДРУГИХ СУДОВ И УВЕКОВЕЧИВАЮТ СВОИ СОБСТВЕННЫЕ.

Как известно, именно так говорят критики Конституционного Суда РФ в кулуарах Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, говоря также о том, что Конституционный Суд РФ в своем позиционировании исходит из максимы quod licet Jovi, non licet bovi.

Поводом для этого становятся ошибки, которые Конституционный Суд РФ действительно иногда допускает: все же, errare humanum est.

Однако удельный вес таких ошибок в деятельности Конституционного Суда РФ несравнимо ниже, нежели в деятельности Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которым следовало бы иногда искать бревна в собственных глазах, нежели соринки в глазах других.

Так что, в целом, Конституционный Суд РФ разумно использует другую максиму: quod licet bovi, non licet Jovi.

ПРОЦЕДУРА РАСМОТРЕНИЯ ДЕЛ В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РФ СЛИШКОМ НЕПРОЗРАЧНА, А РЕЗУЛЬТАТ — НЕПРЕДСКАЗУЕМ.

Это верно опять-таки лишь отчасти. Да, Конституционный Суд РФ — крайне закрытая структура. Да, при чтении многих определений Конституционного Суда РФ иногда создается ощущение, что КС РФ отвечает в них как будто бы не на те вопросы, и затрагивает не те проблемы, которые были обозначены в жалобе.

Такая нелогичность, а порой и намеренный уход Конституционного суда РФ от ответа обычно очевидны для самого заявителя. Однако кому-либо еще ощутить это сложно по той простой причине, что сами обращения, к сожалению, нигде не публикуются (а между тем, это было бы крайне важным и полезным шагом для системы конституционного судопроизводства).

Конституционный Суд РФ доступ к ним не предоставляет кому-либо, за исключением непосредственных участников соответствующего дела. При этом интересно отметить и то, что такой доступ возможен, только если Конституционный Суд РФ вынес постановление по делу, а не определение.

Если же это было определение, то в доступе к материалам дела в Конституционном Суде РФ откажут и заявителю жалобы.

Нет никаких сомнений, что если бы все обращения, как минимум, те из них, которые прошли Секретариат КС РФ, публиковались, качество определений и иных решений Конституционного Суда РФ явно бы повысилось.

К сожалению, не публикуются стенограммы заседаний Конституционного суда РФ, в которых фиксируются все выступления.

Между тем, некоторые из таких выступлений не только являются крайне интересными с точки зрения серьезной науки, но и нередко оказываются примерами того, как нельзя представителям государственных органов дискредитировать свои организации.

Если бы такие стенограммы публиковались, то качество выступлений резко улучшилось бы: представители государственных органов более ответственно подходили бы к подготовке.

Однако все эти имеющие место недостатки конституционного судопроизводства преувеличивать не следует.

РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОБЛАДАЮТ БОЛЬШЕЙ ПРАВОВОЙ СИЛОЙ, НЕЖЕЛИ РЕШЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА.

Этот крайне сложный вопрос назрел в России уже достаточно давно, и длительное время на него нельзя было дать однозначного ответа.

Прежде всего, он связан с вопросом об иерархии Конституции РФ и международных договоров России с точки зрения их юридической силы. Такая проблема характерна не только для России. При этом есть страны, которые не признают принципа приоритета международных договоров над своим правом и, тем более, Конституцией (прежде всего, США).

И если на сегодняшний день вопрос об иерархии Конституции РФ и международных договоров России однозначно так и не решен на законодательном уровне, то вопрос о правовой силе решений КС РФ и решений ЕСПЧ был решен в последней редакции ФКЗ «О Конституционном суде РФ» (от 4 июля 2014 г.) все-таки в пользу КС РФ.

Читайте также:  Государство возьмет на себя часть расходов на капремонт - юридические советы

Финальной точкой, склонившей решение этого вопроса именно в сторону КС РФ, стало нашумевшее дело Константина Маркина (Определение КС РФ от 15 января 2009 г. № 187-О-О; Постановление КС РФ от 6 декабря 2013 г. № 27-П), в рамках которого решение ЕСПЧ было впервые пересмотрено в КС РФ.

Так, в соответствии с ч. 1 ст.

85 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» «Запрос в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений допустим, если заявитель считает их не подлежащими действию… вопреки официально принятому межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решению, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении соответствующего нормативного акта или договора и необходимость внесения в них изменений, устраняющих отмеченные нарушения».

Любой суд Российской Федерации «при пересмотре в случаях, установленных процессуальным законодательством, дела в связи с принятием межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении закона либо отдельных его положений, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции Российской Федерации, обращается с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности этого закона» (ч. 2 ст. 101).

Таким образом, КС РФ вправе пересмотреть любое решение ЕСПЧ, в котором констатируются нарушения в России прав человека, и, соответственно, решать вопрос об исполнимости такого решения ЕСПЧ на территории РФ.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ ПРИВЛЕЧЕТ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВСЕХ ВИНОВНЫХ ЛИЦ.

Это не так. Конституционный Суд РФ занимается вопросами права, а не привлечением конкретных лиц к ответственности, даже если они нарушили Конституцию РФ. А вот на основании решения Конституционного Суда РФ привлечь их к ответственности будет можно.

РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ БУДУТ НЕМЕДЛЕННО ИСПОЛНЯТЬСЯ.

К сожалению, это не всегда так. Многие суды, включая Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ, намеренно стараются игнорировать решения Конституционного Суда РФ. Само собой, это совершенно незаконно и бороться с этим можно и нужно.

ДЛЯ ПОДАЧИ ЖАЛОБЫ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ НУЖНО ЕХАТЬ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.

Это не так. Жалобу можно подать в представительстве Конституционного Суда РФ в Москве или же направить по почте.

Источник: http://kslitigation.ru/nekotoryie-zabluzhdeniya-po-povodu-ks-rf

Требования ЕСПЧ о праве голоса заключённых частично исполнимы – КС РФ

Контекст

Запрет российским осужденным голосовать на выборах оспорен в ЕСПЧ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 19 апр — РАПСИ, Михаил Телехов.

Конституционный суд (КС) РФ признал невозможным постановление ЕСПЧ, в котором Страсбургский суд предложил Российской Федерации обеспечить участие осужденных, находящихся в местах лишения свободы, в выборах, но признал право федерального законодателя изменить условия содержания заключённых в колониях-поселениях, передает корреспондент РАПСИ из зала суда.

Таким стал итог рассмотрения запроса Министерства юстиции РФ о трактовке постановления ЕСПЧ от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России».

Как следует из материалов дела, Сергей Анчугов был осужден за убийство, кражу и мошенничество к смертной казни, которая была заменена на 15 лет лишения свободы. Владимир Гладков был осужден за убийство, разбой и участие в ОПГ к смертной казни, которая также была заменена на 15 лет лишения свободы.

Согласно Конституции РФ, приговоренным к реальному сроку лишения свободы запрещено участвовать в выборах.

Анчугов и Гладков, как следует из запроса, пытались преодолеть этот запрет, оспаривая его в избирательных комиссиях, но получали отказы. Потом они обратились в суд.

Процесс был ими проигран во всех инстанциях, а 4 июня 2008 года Верховный суд РФ оставил все ранее принятые решения в силе.

Тогда, как следует из запроса Минюста, Анчугов и Гладков обратились в ЕСПЧ. Страсбургский суд пришел к выводу о нарушении российскими властями статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы.

По мнению ЕСПЧ, ограничение права голоса для заключенных, закрепленное частью 3 статьи 32 Конституции РФ в России, носит абсолютный, автоматический и недифференцированный характер, касаясь всех лиц, отбывающих наказание, и на весь период отбывания наказания вне зависимости от тяжести и вида совершенного преступления, срока назначенного наказания и иных индивидуальных обстоятельств.

Исходя из этого, ЕСПЧ предложил Российской Федерации обеспечить участие заключенных в выборах.

В итоге Минюст, получив постановление ЕСПЧ, был вынужден обратиться в КС РФ за разъяснениями.

В своем решении КС РФ подчеркнул, что Россия была и остается составной частью европейского правового пространства, которое предполагает равноправный диалог и готовность к компромиссу. Но Высокий суд не согласился с формулировкой об абсолютном характере запрета на участие в выборах.

По данным КС, из более чем 700 тысяч осужденных в 2011-2015 годах только 211 тысяч были приговорены к реальному лишению свободы. Среди совершивших преступления небольшой тяжести эта доля составляет около 10 процентов, причем в основном они содержатся в колониях-поселениях. Таким образом, по мнению КС, большинство осужденных не лишено права голоса.

В итоге, как гласит постановление КС, такие ограничения избирательных прав являются дифференцированными, избирательными и соразмерными и соответствуют международным стандартам.

Таким образом, по мнению КС, постановление ЕСПЧ в данной части является возможным и реализуемым в российском законодательстве и судебной практике.

Относительно же Анчугова и Гладкова КС РФ признал исполнение постановления ЕСПЧ невозможным в той части, которая предполагает предоставление избирательных прав всем осужденным, находящимся в местах лишения свободы.

Указанные граждане, как следует из материалов дела, были осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а значит, заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву, в том числе согласно критериям, выработанным ЕСПЧ.

И в этом Конституция РФ, подчеркнул председатель КС РФ Валерий Зорькин, оглашая постановление, не расходится с международными правовыми актами, включая Конвенцию о защите прав человека.

Кроме того, согласно постановлению КС, федеральный законодатель вправе перевести отдельные режимы отбывания лишения свободы, в частности, в колонии-поселении, в альтернативные виды наказаний, не влекущие ограничения избирательных прав.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20160419/275891789.html

Конституционный Суд РФ признал верховенство Конституции Российской Федерации при исполнении решений ЕСПЧ

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.

2015 N 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах РФ», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства РФ и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»

КС РФ провозгласил Постановление по делу о применении в России решений Европейского Суда по правам человека.

По запросу группы депутатов Госдумы КС РФ проверил конституционность отдельных положений федеральных законов «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», «О международных договорах Российской Федерации», а также отдельных положений ГПК РФ, АПК РФ, Кодекса административного судопроизводства РФ и УПК РФ (согласно которым, в том числе, судебный акт может быть пересмотрен и производство по делу возобновлено ввиду нового обстоятельства, которым является установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод), в связи с тем, что они фактически обязывают Россию, ее органы законодательной, исполнительной и судебной власти, к безусловному исполнению вынесенного по жалобе против России постановления ЕСПЧ — даже в случае, если оно противоречит Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ признал положения названных законодательных актов соответствующими Конституции РФ, поскольку на их основании в том числе:

обеспечивается применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и исполнение постановлений ЕСПЧ в случаях, если исчерпаны все конституционно установленные внутригосударственные средства судебной защиты;

суд при пересмотре дела в связи с принятием ЕСПЧ постановления, в котором констатируется нарушение в РФ прав и свобод человека при применении закона, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается с запросом в КС РФ о проверке конституционности этого закона;

также Президент РФ, Правительство РФ, придя к выводу о невозможности исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ вследствие того, что в части, обязывающей РФ к принятию мер индивидуального и общего характера, оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ, правомочны обратиться в КС РФ с запросом о толковании соответствующих положений Конституции РФ в целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия и международных обязательств России применительно к возможности исполнения постановления ЕСПЧ и принятия мер индивидуального и общего характера, направленных на обеспечение выполнения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

КС РФ также указал, что при этом не исключается правомочие федерального законодателя предусмотреть специальный правовой механизм разрешения Конституционным Судом РФ вопроса о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ, в том числе в части мер общего характера.

Читайте также:  Детей медиков возьмут в детский сад в первую очередь - юридические советы

Перейти в текст документа »

Дата публикации на сайте: 17.07.2015

Поделиться ссылкой:

Источник: http://www.Consultant.ru/law/hotdocs/43697.html/

Дело Анчугова-Гладкова: Страсбург замахнулся на святое

Семицветов: Этот тип замахнулся на самое святое, что у нас есть. На Конституцию!

к/ф «Берегись автомобиля»

Продолжаю серию публикаций о конфликтах между решениями ЕСПЧ и национальным правом. 

Дело Гёргюлю было разрешено мирно благодаря взвешенной позиции Конституционного Суда Германии.

  Дело Маркина рассматривается сейчас российским КС; в принципе оно тоже может быть легко разрешено ко всеобщему удовольствию, поскольку не ставит сколько-нибудь серьезных правовых проблем.

  В британском деле Херста конфликт продолжает развиваться; он вполне может закончиться выходом Великобритании из Европейской Конвенции, а то и полным развалом всей общеевропейской системы защиты прав человека.

Дело Маркина: Россия на цивилизационной развилке

Дело Гёргюлю: Германия выбирает мир с ЕСПЧ

Дело Хёрста: Выйдет ли Великобритания из Европейской Конвенции?

Здесь мы рассмотрим дело Анчугова-Гладкова.

  По сравнению с этим делом пресловутое дело Маркина может показаться детсадовской задачкой, ведь в деле Анчугова-Гладкова ЕСПЧ признал противоречащим Конвенции по правам человека положение самой российской Конституции. Должна ли Россия в очередной раз переписать свою Конституцию, на этот раз  по указке ЕСПЧ, или же лучше вообще выйти из Европейской Конвенции и из Совета Европы?

З/к требуют избирательных прав

После дела Херста решение ЕСПЧ в аналогичном, в общем-то, деле Анчугова-Гладкова от 2013 года вряд ли можно назвать неожиданным.  Однако для России это решение стало крайне неприятным: ведь речь шла о самой российской Конституции.

И Сергей Анчугов, и Владимир Гладков были арестованы в 1995 году.

  Впоследствии каждый из них был осужден (первый заявитель: убийство, мошенничество; второй заявитель: убийство, грабеж, участие в организованной преступной группе, сопротивление сотрудникам милиции) и каждому был вынесен смертный приговор, впоследствии замененный на пятнадцатилетний срок.  В заключении оба они стали борцами за права заключенных, судя по количеству жалоб, направляемых ими в различные инстанции.  Один только Конституционный Суд вынес по их разнообразным жалобам в общей сложности пять «отказных» определений и одно постановление по существу дела[1] (и это не считая тех жалоб, которые были отвергнуты на уровне секретариата КС).   В справочных правовых базах можно также обнаружить многочисленные акты Верховного Суда по заявлениям этих граждан на различные темы.

Помимо прочего, оба они жаловались на лишение их избирательных прав.  Конституция РФ устанавливает следующее правило: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, … содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».[2]  Парадоксальным образом, заявители оспорили в КС конституционность этого положения Конституции, утверждая, что оно противоречит ряду других ее положений. 

Заявления были отвергнуты секретариатом КС, но затем по требованию второго заявителя КС принял полноценное «отказное» определение, разъяснив, что КС по закону не наделен полномочиями проверять соответствие одних норм Конституции другим ее нормам.[3]  Впоследствии второй заявитель пытался добиться участия в выборах через суды общей юрисдикции, ссылаясь на решение ЕСПЧ в деле Херста, но безуспешно.

Решение ЕСПЧ (2013)

Каждый из заявителей обратился с жалобой в ЕСПЧ (2004 и 2005 гг.).  В 2013г. Суд принял решение в пользу заявителей (хотя на момент написания статьи остается принципиальная возможность пересмотра его Большой палатой).[4]

Обсуждая вопрос приемлемости жалобы, ЕСПЧ отверг аргумент России, что Конституция РФ имеет приоритет перед международными соглашениями РФ, а потому ЕСПЧ не имеет компетенции рассматривать положения Конституции РФ на предмет их соответствия Конвенции.

  Суд указал, что Россия, ратифицируя Конвенцию, приняла на себя обязательство обеспечить каждому, находящемуся под ее юрисдикцией, соответствующие права и свободы, а также признала компетенцию ЕСПЧ выносить решения об исполнении или неисполнении Россией этого обязательства.

  Речь в деле идет не об абстрактном несоответствии Конституции и Конвенции, а о конкретном нарушении конвенциональных прав заявителей.[5]  Заметим, что ЕСПЧ не в первый раз оценивает конституцию страны-участницы на предмет соответствия Конвенции. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/OneBlog/9326

Конституционный суд разрешил отступление России от норм международного права | Жизнь и Политика России

В случае противоречия Конституции РФ и исключительно с санкции Конституционного суда Россия может не исполнять решение Европейского суда по правам человека.

Такое решение Конституционный суд вынес по результатам рассмотрения запроса 93 депутатов Госдумы.

Народные избранники обратились в Конституционный суд по причине не согласия с двумя решениями Европейского суда: взыскать в пользу бывших акционеров ЮКОСа 1,8 млрд евро и предоставить право голоса заключенным.

Чтобы не исполнять решение ЕСПЧ, нужно получить санкцию Конституционного суда, постановил суд.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции, говорится в решении суда.

Но если ЕСПЧ даст трактовку конвенции, противоречащую Конституции, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования решению ЕСПЧ, объясняет Конституционный суд.

«Мы говорим о конфликте толкования, а не о конфликте конвенции и Конституции», – заявил судья – докладчик по делу Сергей Маврин. Служитель Фемиды сообщил, что решение опирается на практику конституционных судов Германии, Австрии, Италии и Верховного суда Великобритании: у них были те же проблемы и преодолевали они их так же, как сейчас Конституционный суд.

В Великобритании внутренний закон как раз имеет приоритет над внешним, как и отмечает Конституционный суд, но он фундаментальнее и древнее, чем любой другой, объясняет адвокат «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов. О приоритете национального толкования норм конвенции Конституционный суд заявил в 2013 г.

– когда в постановлении по запросу Ленинградского окружного военного суда разрешил судам сверять позицию ЕСПЧ с собственной, если те заподозрят, что исполнение требований ЕСПЧ идет вразрез с Конституцией.

Но тогда речь шла лишь о проверке конкретных решений по конкретным делам, ни до одного в следующие два года дело не дошло.

Как следует из вчерашнего решения, запрос в Конституционный суд вправе подать государственные органы, обеспечивающие исполнение Россией международных договоров, если они придут к выводу, что меры общего или частного характера невозможны. Сейчас это могут президент или правительство, считает Маврин, но может появиться и специальный механизм рассмотрения таких коллизий.

Представитель Госдумы в Конституционном суде Дмитрий Вяткин не готов обсуждать детали: подготовка законодательных инициатив во исполнение решений суда – прерогатива Минюста. Понадобится вносить изменения в закон о Конституционном суде либо в ст. 125 Конституции, полагает Вяткин.

Решение Конституционного суда подтверждает конституционность ратификации Россией конвенции по правам человека, а следовательно, и обязательность для нее решений Страсбургского суда, передал через представителя генсек Совета Европы Турбьорн Ягланд: предусмотренная судом возможность исключения из общего правила порождает вопросы, они будут проанализированы и станут предметом консультаций с Россией.

Вопрос о выплате Россией бывшим акционерам ЮКОСа перед Конституционным судом никто не ставил, сообщил Маврин, но он может быть рассмотрен, если власти обратятся с таким запросом. Руководитель аппарата уполномоченного от России в ЕСПЧ Андрей Федоров говорит, что в Минюсте внимательно изучат постановление Конституционного суда.

Он не смог сказать, какими будут действия министерства, связанные с решением ЕСПЧ по делу ЮКОСа.

Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев отмечает резкий поворот в риторике Конституционного суда: если в постановлении по запросу Ленинградского окружного военного суда говорилось скорее о поиске возможности исполнить решение ЕСПЧ, не нарушая требований Конституции, то сейчас прямо декларируется возможность не исполнять решения ЕСПЧ.

Апелляция к зарубежному опыту – не совсем честный прием, уверен юрист: в большинстве стран споры об исполнении решений ЕСПЧ урегулировали, не доводя до прямого неповиновения, за исключением Великобритании, которая продолжает упорствовать.

Кроме того, у многих государств Европы в отличие от России нет приоритета международных соглашений над национальным законом: в Австрии у них равный статус, в Германии европейская конвенция имеет статус федерального закона, во Франции у нее приоритет над законом, но не над конституцией.

Это очень взвешенное решение, ничего другого Конституционный суд сказать не мог, говорит профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова: противоречия между решениями ЕСПЧ и Конституцией возникают, по этому пути прошли многие страны и везде это приводило к дискуссии.

Конституционный суд замкнул дискуссию на себя и теперь очень важно, как будут разрешаться спорные вопросы, очень плохо, если, отвечая на них, Конституционный суд будет рассуждать о вмешательстве во внутренние дела и политической целесообразности, предупреждает Лукьянова.

Источник: http://maxpark.com/community/5862/content/3578676

Ссылка на основную публикацию