Что признается ненормативной лексикой? — юридические советы

Статья за нецензурную брань

Нецензурная брань или по-другому, обсценная лексика представляет собой сегмент общеизвестной бранной лексики в разных языках и включает в себя наиболее вульгарные, грубые и похабные выражения. Оскорбление нецензурной бранью по статье 20.

1 не имеет слишком серьезных последствий, но при повторных нарушениях могут привести к реальному лишению свободы! Под ее действие подпадают и общественно-непристойные бранные выражения, которые часто выражают обыкновенную спонтанную речевую эмоциональную реакцию на неожиданную и обычно весьма неприятную ситуацию и которые подпадают под статью 20.1 КОАП РФ.

Нужно знать, что статья за мелкое хулиганство отличается от мотивов документа, который описывает последствия хулиганских действий в группе!

Нецензурная брань в общественном месте вполне подпадает под понятие классического уголовно-наказуемого деяния, подобного рода слова имеют несколько негативных последствий:

  • оскорбляют конкретного человека по его личным и религиозным мотивам;
  • показывают пример общественно-порицаемого поведения для несовершеннолетних;
  • демонстрируют пренебрежение принятыми в государстве нормами права и морали

Важно!

Статья за мат в общественном месте по УК РФ подразделяется на наказание посредством штрафа или же реального ареста, но для несовершеннолетних последствия за произнесенных при свидетелях бранные слова будут иметь немного другие последствия в силу их возраста, а статья за мат вполне сможет охладить самых рьяных правонарушителей.

Наказание за мат в общественном месте

Правовая и уголовная ответственность за неоднократное использование типичных нецензурных выражений положена по статье 2.

3 КОАП и наступит в случае их неконтролируемого осуществления в обществе и носящего оскорбительный характер конкретно против кого-то лично, или же после выражения своего недовольства в целом.

Публичное же произнесение любой нецензурной брани будет приравнено к мелкому хулиганству, реализацию ответственности за которое предусмотрена ответственность статьей 20.1 Кодекса о совершении административных правонарушениях гражданами Российской Федерации.

Признак реализации публичности означает в данной статье осуществление произнесения нецензурной брани при непосредственном присутствии людей, в каком-либо общественном месте, к примеру на улице, поэтому именно в подобной обстановке рядовой нарушитель в значительно большей мере продемонстрирует свое явное неуважение к общественному порядку. Главным моментом в осуществлении квалификации правонарушения как мелкого хулиганства будет являться наличие умысла данным гражданином нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к общественному порядку. Часть 1 ст. 20.1 КоАП РФ даст нам следующее определение мелкого хулиганства:

  • осуществление нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое сопровождается нецензурной бранью в общественных местах;
  • оскорбительным словесным приставанием к гражданам или уничтожением, а равно повреждением чужого имущества, и повлечет наложение денежного штрафа в размере от 500 до 1 000 рублей либо наложение административного ареста на срок до 15 дней;
  • осуществление действия, сопряженных с активным неповиновением законному требованию правоохранителя либо иного лица, который исполняет обязанности по совершению охраны общественного порядка либо пресекающего нарушение общественного порядка, повлечет наложение штрафа в размере 1 000 до максимального в 2 500 рублей либо административного арест на срок до 15 дней
  • применение нецензурной лексики расценивается как оскорбление человека и унижение, которое выражается в неприличной форме, если отсутствуют сомнения в том, кому оно предназначалось.

Важно!

Нецензурная брань по статье КОАП — это не только общепризнанные матерные слова и выражения, но и их видоизмененные формы, либо другие их аналоги с тем же значением.

Если же применение подобного рода слов осуществлено в нетрезвом виде, то последствия за использование подобного лексикона только ужесточаются! Нецензурная брань в общественном месте трактуется другой статьей для несовершеннолетних, а объектом ее действия будут граждане в возрасте от 14 до 16 лет.

Комментарий

Действия по совершению мелкого хулиганства, не исчерпано формулировкой диспозиции — применение нецензурной бранью и оскорбительное приставание к гражданам.

Мелкое хулиганство совершается в любой сфере нашей общественной жизни: в быту, либо на работе; в любом общественном месте, где находятся другие люди — в квартире или на улице, в государственном учреждении, на промышленном предприятии или же в любом виде транспорта.

Мелкое хулиганство имеет место тогда, когда лицо делало нецензурные либо непристойные надписи в отсутствие граждан и демонстративно нарушают своими противозаконными действиями ночной покой граждан в ночное время. Субъект мелкого хулиганства — это лицо, которому в момент совершения правонарушения достиг возраста шестнадцати лет и осознавало последствия неправомерных действий.

Мелкое хулиганство часто характеризуют прямым умыслом. Лицо-правонарушитель сознает противоправность действий, четко предвидит результат его совершения, и желает подобного. Бывает что нарушитель не желает подобного итога, но осознанно его допускает.

Здесь имеет место мелкое хулиганство, совершающееся с косвенным умыслом. В общественных местах, либо в окружении незнакомцев, правонарушитель сможет усматривать в их поведении важную причину для совершения правонарушительных действий или провоцировать их.

Юристы отмечают несоразмерность подобной причины действиям, совершаемым гражданином. Мотивом является полное удовлетворение индивидуальной потребности в осуществлении самоутверждения за счет уменьшения и игнорирования чести других людей.

Теория административного права, говорит, что к обязательным признакам, которые наглядно характеризуют правонарушение, относится признак общественной опасности.

Присутствие подобного признака сможет означать — противоправное деяние причинит или создаст предпосылку в будущем причинении вреда общественным отношениям.

Мелкое хулиганство отличается хулиганских действий, наказуемых по ч.1 ст.213 УК, где полноценно сказано, что в основном состав преступления образуется благодаря грубому нарушению общественного порядка, которое выражает явное неуважение к обществу, которое сопровождается насилием к гражданам или угрозой его применения или же уничтожением и серьезным повреждением чужого имущества.

Меры воздействия за обсценную лексику

Предусматривается наказание для подростков, которые использовали нецензурщину в общественном месте.

Статья за ненормативную лексику предусматривает, что если гражданину от 14 до 16 лет, то ответственность за него будут нести опекуны или родители.

По достижении 16 лет, отвечать за содеянное придется самостоятельно! В качестве меры наказания выносится штраф или же предупреждение до 5000 рублей.

Если нарушение сопряжено с применением оружия, то ответственность ужесточается и подпадает под уголовную ответственность! Такое решение может принять только специальная административная комиссия.

Она же вправе наложить штраф в случае рецидива или же обязать выполнять социально значимые работы для восстановления совершенного ущерба.

Поэтому,если подросток интересуется есть ли статья за нецензурную брань, то можно сказать, что перед законом за это придется ответить!

Источник: http://klevet.ru/statya-netsenzurnaya-bran

К вопросу о допустимости использования ненормативной лексики в протоколах допроса и некоторых других следственных действий

К вопросу о допустимости использования ненормативной лексики в протоколах допроса и некоторых других следственных действий

Трефилов А.А.

В силу ст. 75 УПК РФ, одним из оснований для признания доказательства недопустимым является его получение с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса.

В связи с этим невольно встает вопрос о том, влечет ли использование в протоколе следственного действия ненормативной лексики признание данного доказательства недопустимым? Возможно ли употребление нецензурных выражений в официальных уголовно-процессуальных документах?

Постараемся дать ответ на данные вопросы с опорой на правовую доктрину и судебную практику. Впрочем, даже первоначальный анализ соответствующих источников показывает, что однозначный ответ на данный вопрос отсутствует, как, впрочем, не существует и его единообразного решения данной проблемы в уголовном судопроизводстве.

Итак, согласно ст.190 УПК РФ, показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Данная норма с точки зрения сравнительного правоведения не является уникальной и наличествует в большинстве ныне существующих УПК, в том числе являющихся примерами новейших кодификаций. В частности вступивший в силу 1 января 2011 года УПК Швейцарии в ст.78 закрепляет:

«1. Показания сторон, свидетельниц, свидетелей, лиц, являющихся источниками сведений, и экспертов непрерывно протоколируются.

2. Протоколирование ведется на языке производства по делу, однако наиболее существенные показания заносятся в протокол насколько это возможно на языке, который использует допрашиваемое лицо.

3. Решающие вопросы и ответы заносятся в протокол дословно.

4. Лицо, ведущее производство по делу вправе разрешить допрашиваемому лицу диктовать свои показания самостоятельно»1.

При этом ни один правопорядок не содержит прямого указания на то, допустимо ли использование в протоколе допроса ненормативной лексики.

В свое время различные аспекты культуры составления процессуальных документов затрагивались в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 года №35 «Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения»2, но прямого ответа на данный вопрос в нем не содержалось.

Отсутствуют официальные разъяснения и в настоящее время, что неизбежно приводит к нарушению единообразия при применении норм уголовно-процессуального права в деятельности как судебных, так и следственных органов. Приведем соответствующие примеры.

Анализ более 20 уголовных дел, возбужденных по ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», по-

1. http://www.admm.ch/ch/dZsr/312_0Zmdex.html

2. Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголов-

ным делам. М., 2006. С.385

казал, что сотрудников ОВД нередко в неприличной форме сравнивают с гомосексуалистами. При этом отсутствует единый подход к тому, как необходимо отразить соответствующие выражения в протоколе допроса свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и т.д., а впоследствии — в обвинительном заключении?

На практике наибольшее распространение получили три варианта. Процитируем выдержки из уголовных дел, возбужденных в нескольких Следственных отделах Су сК РФ по ЮЗАО г. Москвы:

1) «Л., осознавая, что сотрудники ОВД в формен-

ном обмундировании, находясь при исполнении служебных обязанностей, предъявляют к нему законные требования, публично сравнил их с лицами нетрадиционной сексуальной ориентации……».

2) «Имея прямой умысел на оскорбление сотрудни-

ка милиции В, пытавшегося пресечь его незаконные действия, Д. назвал его п..ом ».

3) «Находясь в состоянии сильного алкогольного

опьянения, С назвал прибывших на место происшествия Ф. и П…..» (вместо точек идет нелитературное

слово в той форме, в которой оно было высказано).

Крайнюю непоследовательность можно наблюдать и в судебной практике, причем даже на высшем уровне. Приведем примеры, иллюстрирующие отсутствие единообразного подхода к решению данного вопроса:

1) Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 ноября 2005 года (дело №14-005—32 2005г.) был отменен обвинительный приговор по одному единственному основанию: «Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит его незаконным и подлежащим отмене.

Приговор является официальным документом, в соответствии со ст.304 УПК РФ, постановляемый именем Российской Федерации. Согласно ст.310 УПК РФ, он провозглашается публично. Копии приговора вручаются участникам процесса, направляются в различные государственные учреждения для исполнения. По смыслу ст.303 УПК РФ, приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях.

В нем недопустимо употребление неприемлемых в официальных документах слов и выражений. В приговоре в отношении Потникова А.И. приведены дословно стенограммы аудиозаписей разговоров Потникова А.И. и Зайцевым С.А., в которых содержатся ненормативные, неприемлемые для официальных документов выражения.

Документ с такими выражениями не может быть постановлен от имени государства и рассылаться для его исполнения. В связи с этим приговор подлежит отмене»3.

2) «В ходе судебного разбирательства по обвинению Нечаевой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 130 УК РФ «Оскорбление», по-

Читайте также:  Имеющие право подписи первичных документов лица - перечень - юридические советы

3. Баев О.Я., Солодов Д.А.. Производство следственных действий. М., 2009. С.97.

терпевшая Настина пояснила, что Нечаева публично грубо оскорбила ее. На вопрос мирового судьи, какие именно выражения при этом употребляла обвиняемая, Настина заявила, что по этическим соображениям не может повторить их в зале суда.

Тем не менее судья настоял, чтобы Настина воспроизвела дословно то, что ей говорила Нечаева, разъяснив частному обвинителю юридическое значение данных сведений. Ответ Настиной был точно зафиксирован в протоколе судебного заседания.

Аналогичные показания были впоследствии получены от свидетелей обвинения»4 Приговор, постановленный по данному делу, вышестоящими судебными органами не отменен.

Как мы видим, единый подход к решению данного вопроса в настоящее время отсутствует, а судебноследственная практика демонстрирует свою непоследовательность.

Выскажем свою позицию на этот счет. Безусловно, по общему правилу, ненормативной лексики в материалах уголовного дела быть не должно.

Если в при проведении допроса или иного следственного действия тот или иной участник процесса употребляет некультурные слова, их не следует заносить в протокол. Однако в исключительных случаях, по делам о преступлениях, связанных с оскорблением кого-либо (ст.

130, 297, 319 336 УК), дословное занесение в протокол соответствующих выражений не только допустимо, но и объективно необходимо. Обоснуем данное утверждение:

1) Конструирующим признаком оскорбления является неприличная форма унижения чести или достоинства другого лица. Зачастую именно от того, будет ли она признана таковой, зависит констатация наличия или отсутствие состава преступления в целом.

Поэтому на стадии предварительного расследования соответствующие слова и выражения необходимо занести в протокол дословно, иначе, если в силу ст.

281 УПК такие показания будут оглашены, суд так и не сможет определить, была или им свойственна неприличная форма.

2)Если судья в приговоре не приведет дословный текст соответствующего выражения, то как вышестоящие суды смогут проверить обоснованность такого приговора?

3)В ст.190 и 278 нигде не сказано о недопустимости дословного занесения в протокол не нормативных выражений. Отсутствует такой запрет и в разъяснениях высших судебных органов РФ.

4)Учитывая специфику уголовного процесса, следует отметить, что общие правила о культуре составления документов к нему не применимы. Незанесение в протокол соответствующих выражений дословно по делам об оскорблении может привести к осуждению невиновного или к оправданию того лица, которое,

4. Баев О.Я., Солодов Д.А.. Производство следственных действий. М., 2009. С.97.

Юридические науки

действительно, виновно.

5)Употребление шокирующих выражений в официальных документах в целом свойственно для уголовного процесса при производстве по отдельным категориям дел.

Ведь никто не предлагает отказаться от использования в протоколах допроса потерпевшей от изнасилования или лица, обвиняемого в изнасиловании, тех слов, без которых невозможно описать произошедшее событие и расследовать его. Так почему тогда по делам об оскорблении это недопустимо?

6) Если запретить использование ненормативных выражений в протоколах следственных действий, прежде всего допроса, то процессуалисты неизбежно столкнутся с той же проблемой, что и специалисты по уголовному праву — какую форму следует считать неприличной? Ответа на данный вопрос в российском законодательстве пока нет.

Таким образом, обобщая сказанное, следует отметить, что использование ненормативной лексики в протоколах допроса и некоторых других следственных действий, в исключительных случаях вполне оправданно и не должно приводить к признанию соответствующих доказательств недопустимыми.

Информация об авторе

• Трефилов А.А., Московский государственный

университет, Председатель НСО юридического факультета

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-dopustimosti-ispolzovaniya-nenormativnoy-leksiki-v-protokolah-doprosa-i-nekotoryh-drugih-sledstvennyh-deystviy

Лингвистическая экспертиза оскорбления

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Оскорбительность выражения — это употребление неприличных, бранных, непристойных слов и фразеологизмов, противоречащее правилам поведения, принятым в обществе.

Следует разграничивать описательные высказывания и оценочные суждения.

Описательные высказывания содержат сведения о фактах и событиях: констатируют положение дел или утверждают необходимую связь явлений. Грамматически они оформлены как повествовательные предложения и подлежат верификации, т.е.

проверке на соответствие действительности (истинность или ложность).

Описательные высказывания не могут быть оскорбительными, но они могут быть опровергнуты, в случае если они являются порочащими и не соответствуют действительности.

Оценочные суждения устанавливают абсолютную или относительную ценность какого-либо объекта. Оценка объекта не подлежит опровержению. Но она может быть оспорена в рамках той же или иной шкалы ценностей.

Оценочные высказывания могут быть негативно-оценочными и положительно-оценочными.

Они недопустимы, если содержат непристойные слова и выражения, бранную, обсценную лексику, прямо адресованную или характеризующую какое-либо конкретное физическое лицо.

К основным тематическим группам бранной лексики относятся:

  • названия животных;
  • наименования нечистот;
  • обращения к нечистой силе;
  • обвинения в незаконнорожденности;
  • наименования интимных отношений и названия гениталий.

Наличие неприличной формы таких слов и выражений, относящихся к конкретной личности, расцениваются как посягательство на честь и достоинство данного лица.

Основные категории лексических и фразеологических единиц, которые в определенном контексте употребления могут носить в адресации к тому или иному лицу оскорбительный для данного лица характер:

  1. Слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка. 
  2. Слова с ярко выраженной негативной оценкой, фактически составляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель.
  3. Названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник. 
  4. Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п. 
  5. Глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оценкой: хапнуть
  6. Слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п. без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам.
  7. Нецензурные слова для слов первого разряда, сохраняющие тем не менее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка. 
  8. Специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы, прихватизаторы.
  9. Нецензурные слова в качестве характеристики лица.
  10. Сравнение с одиозными историческими и литературными персонажами: Пиночет, Гитлер и т.д.

Рассмотрение понятия «оскорбление» как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» показывает, что основным компонентом публичного оскорбления являются:

  • наличие слов и выражения оскорбительного характера,
  • их адресованность конкретному лицу,
  • неприличная форма, унижающая достоинство адресата.

С лингвистической точки зрения неприличная форма — это наличие высказываний в адрес гражданина, содержащих оскорбительную, непристойную лексику и фразеологию, которая оскорбляет общественную мораль, нарушает нормы общественных приличий.

Эта лексика в момент опубликования текста воспринимается большинством читателей как недопустимая в печатном тексте.

При этом употребление непристойных слов и выражений должно быть прямо адресовано конкретному лицу с целью унижения его в глазах окружающих, при этом инвективная лексика дает обобщенную оценку его личности.

Таким образом, «неприличная форма» применительно к лингвистической экспертизе — это форма оскорбительная, т.е. содержащая оскорбительные для адресата (истца) слова и выражения.

 В ходе лингвистической экспертизы подтверждается или опровергается оскорбительный характер исследуемых выражений, т.е.

подтверждается или опровергается наличие неприличной языковой формы выражения негативной информации.

Судебная лингвистическая экспертиза сегодня активно востребована и по делам, связанным с защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности, например, на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, доменные имена, иные коммерческие обозначения.

В отношении их все чаще возникают споры и конфликты о правомерности регистрации и использования, возможности введения потребителей в заблуждение из-за сходства до степени смешения, отсутствия индивидуализирующих признаков и особенностей и т.д. Другая категория — это объекты, которые обладают (или могут обладать) признаками охраноспособности в соответствии с действующим законодательством.

Сегодня можно говорить о следующих типовых задачах, решаемых в рамках судебной лингвистической экспертизы по делам, связанным с защитой прав интеллектуальной собственности:

  • исследование текста, высказывания или языкового знака (например, авторского договора, фирменного наименования, товарного знака, доменного имени) с целью установления или толкования его смыслового содержания;
  • исследование обозначений (фирменных наименований, товарных знаков, доменных имен, коммерческих обозначений и т.д.) на предмет установления их оригинальности, индивидуальности, новизны, неповторимости, а также сходства до степени смешения с противопоставленными им обозначениями (по фонетическим, семантическим и графическим признакам);
  • установление доминирующего элемента в комбинированных товарных знаках, включающих словесное обозначение и т.д.

Участились случаи споров о наличии авторских прав на отдельные части литературного произведения, вплоть до названий, имен персонажей, что требует рассмотрения слов русского языка, особенно имен собственных, в аспекте индивидуального творчества. Это связано с тем, что творческая самостоятельность произведения — важное условие приобретения им правового статуса объекта, подпадающего под защиту авторского права.

Определение оригинальности или неоригинальности произведения — задача для экспертов-лингвистов нетривиальная.

Ведь многие объективно новые творческие результаты могут быть достигнуты, получены разными лицами, работающими параллельно, независимо друг от друга. Авторское же право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются уникальными, оригинальными.

Это относится как к произведению целиком, так и к отдельным его частям, если эти части могут употребляться самостоятельно и являются оригинальными.

Вопросы, которые решают эксперты-лингвисты

  1. Имеется ли полное или частичное сходство, тождество или различие произведений (например, литературно-художественного, публицистического или научного произведения)?
  2. Имеется ли сходство по лингвистическим признакам противопоставленных обозначений (в целом или в отдельных частях, компонентах) до степени смешения (например, товарных знаков или фирменных наименований, доменных имен)? 
  3. Является ли объект результатом индивидуального творчества (например, название, слоган, персонаж, видеоклип и т.п.)? Является ли произведение самобытным или переработанным, отредактированным?
  4. Может ли элемент произведения (название, фрагмент, припев, строка или строфа) употребляться самостоятельно?
  5. Оригинален ли словесный компонент, словосочетание, элемент произведения (название, имя персонажа и т.д.)?
  6. Аутентичен ли перевод оригиналу? 
  7. Каково значение текста (например, формулы изобретения)?
  8. Каковы значение, этимология слова, сочетания слов в контексте произведения?

Судебная лингвистическая экспертиза может проводиться комплексно с психологической, компьютерно-технической экспертизой (например, если исследованию подлежит контент сайта в Интернете, содержимое электронной почты и т.д.), с фоноскопической экспертизой (когда объектом исследования является устная речь, записанная на фонограмме), автороведческой экспертизой (если возникает спор об авторстве документов).

Дата редакции: 22.03.2016

Источник: https://ceur.ru/library/articles/lingvisticheskaja_jekspertiza/item128815/

Ответственность за нецензурную брань

Для любителей «острого словца» в присутствии публики, а в юридической терминологии — «нецензурной брани в общественных местах» КоАП РФ предусмотрена административная ответственность:

Так борются с этим явлением сейчас (не будем сейчас анализировать эффективность и адекватность мер), но есть и исторические примеры ответственности за нецензурную брань. Исследователи данного вопроса подготовили небольшой рейтинг наиболее интересных казусов (подтвердить или опровергнуть их реальность я не могу — отдаю все на суд читателя).

Итак, собственно, сам рейтинг:

10 место: Во времена царствования Михаила и Алексея, в XVII веке, за ругань и сквернословие били кнутом и секли розгами прямо на месте. Увы – приходилось часто менять палачей, поскольку наказуемых было ужасно много.

9 место: Петербургский цензор Гедеонов как-то раз запретил две пьесы из-за пошлости, плохого русского языка и частого употребления нехороших слов. Конфуз получился страшный: автором этих пьес была Екатерина II.

8 место: Александр Сергеевич Пушкин был повинен в том, что посадили в тюрьму сороку его покровителя Инзова. Сороку пришлось держать в клетке на заднем дворе, потому что Пушкин зачем-то обучил ее непристойным ругательствам.

Читайте также:  Предложено разрешить гражданам бесплатно заготавливать древесину для личных нужд - юридические советы

7 место: Из труппы британского детского театра был уволен актер, который нехорошо выругался во время репетиции. Администрация решила не рисковать. Кстати, актер играл роль попугая и ругался, будучи в образе.

6 место: Совет Каунаса принял решение штрафовать людей на улицах за ругательства. Впрочем, дело вовсе не в том, что вы скажете. Ругаться запрещено только на русском языке.

5 место: Автолюбители в Германии чаще всего платят штрафы вовсе не за нарушение правил дорожного движения, а за пререкания и ругательства в адрес полицейских, это статистика.

4 место: Ужасная правда про большой теннис. Несмотря на то, что теннис называют «спортом джентльменов», там ругаются все. На Уимблдоне пришлось даже создать негласный штаб по борьбе с руганью. Виновные платят большие штрафы.

3 место: В 1883 году в США судом рассматривался вопрос: допустима ли в частном телефонном разговоре грубая речь и брань. Конечно, ругаться, запретили на том основании, что телефонные линии обслуживаются достойными женщинами.

2 место: Толстой учил не только детей в Ясной Поляне, но и солдат на Кавказе. Солдаты уроки его запоминали, но по-своему. Через много лет они вспоминали: «Граф Толстой? Как же, помним. Первейший матершинник был. Бывало так выругается, что хоть святых выноси.

И всё как-то не по-русски норовит». Дело в том, что Толстой хотел отучить солдат материться. А поскольку душа всё же требует время от времени ругательств, Толстой взамен предлагал абстрактные слова наподобие «ерондер пуп». Конечно, у Толстого ничего не получилось.

1 место: По воспоминаниям бывшего командира зенитного подразделения во Вьетнаме, когда советские военные советники обучали мирных северо-вьетнамских крестьян обращению с зенитными установками, малограмотные «новобранцы» понимали единственный способ обращения – «делай, как я».

Вьетнамцы оказались настолько прилежными учениками, что их старания порой могли подвести инструкторов под монастырь. Вьетнамцы запоминали всё подряд вместе с ругательствами. На проверках они то и дело следом за словами «Так точно, товарищ генерал!» посылали его к такой-то матери.

Источник: Яплакалъ.

Похожее

Источник: http://fin-lawyer.ru/2009/otvetstvennost-za-necenzurnuyu-bran/

5 советов, как отучиться материться

Некоторыми познаниями ненормативной лексики владеет каждый взрослый человек. Признаем, что иногда ее употребление бывает оправданным — вопрос в самоконтроле и уместности крепких выражений. Учимся матерной гомеопатии!

Как отучиться ругаться матом

Как известно, матерные слова относятся к ненормативной лексике, то есть лексике, не являющейся литературной нормой. Непечатные выражения, нецензурная брань, обсценная лексика (от английского obscene — «грязный», «непристойный») — это все тот же мат. И общественная мораль его осуждает.

Однако вряд ли найдется человек, который не знал бы матерных слов. Их называют мерзкими, вульгарными, похабными, но они есть в любом языке. Правда, наиболее известны матерные слова, образовавшиеся в русском языке и расползшиеся по всему свету.

Наиболее употребляемы слова, состоящие из четырех корней, обозначающих мужские и женские детородные органы, женщину легкого поведения и физиологический процесс. Далее посредством прибавления к ним приставок, суффиксов и окончаний образуются новые матерные слова. Причем используются они в самых разных значениях, весьма далеких от первоначального.

Эти слова далеко не всегда применяются как ругательство. Два-три таких слова позволяют выразить широкий спектр самых разных эмоций и чувств — от радости до ненависти. Они, как никакие другие слова, отражают малейшие нюансы этих чувств или отношение любителя крепкого словца к происходящему.

Впрочем, знать матерные слова — совсем не означает употреблять их. Одни люди прекрасно обходятся и без них, другие же вспоминают «маму» или еще кого едва ли не через каждое слово. Как они говорят, для их связки. А порой загнут такой многоэтажный мат, что уши вянут или сворачиваются в трубочку.

Матерятся люди разных социальных слоев, разного образования, пола и возраста. Правда, люди малообразованные и из низших социальных слоев общества используют их обычно неосознанно, рефлекторно, а люди интеллигентные — со знанием дела.

Кто кого?

Матерные слова необычайно живучи, как и тараканы, безуспешная борьба с которыми длится тысячелетия. Несмотря на решительные меры, направленные на борьбу с ними, их не стали употреблять меньше.

1 июля 2014 года в России вступил в силу закон, которым было запрещено использовать ненормативную лексику в публичных местах, в частности в теле- и радиоэфире, во время публичного исполнения произведений искусств и в кинопрокате. Этот процесс контролирует Роспотребнадзор, налагающий штрафы на правонарушителей — как на рядовых граждан, так и должностных и юридических лиц.

Но, как известно, сладок именно запретный плод. «Когда что-то запрещают, этого хочется еще сильнее», «…искушение тем сильнее, чем строже запрет», — писали классики.

Так что вряд ли поправки к закону «О государственном языке», призванные защитить население от мата, сыграют существенную, и вообще хоть какую-то, роль в борьбе с матерщинниками.

Разве что позволят несколько пополнить казну за счет штрафов.

Шутники предложили свой вариант борьбы с ненормативной лексикой, а именно: заменить матерные слова и выражения культурными, которые несут точно такую же смысловую нагрузку. Например:

  • зае…ли — вы чересчур назойливы;
  • ох…ли? — ваше поведение не соответствует моим ожиданиям;
  • пошел на… — не отвлекайте меня, я занят;
  • прое…ли — кажется, мы что-то не учли;
  • не пиз…ите — не говорите глупости (ерунду);
  • спиз…ли — кто-то взял то, что плохо лежало.

И т. п.

Имеют право быть?

Однако предлагаемые взамен, хотя бы и в шутку, выражения совершенно не передают той экспрессии, с которой звучат слова матерные. И, естественно, не проникают в душу того, кому они предназначены, и не достигают цели. Получается, что и от матерных слов есть какая-то польза?

Любопытное заключение сделали военные историки, анализируя события Второй мировой войны: японцы нередко проигрывали сражения американцам лишь потому, что медленнее отдавали команды, а значит, и принимали решения. Это происходило потому, что в японском языке длина слова в среднем составляет 10,8 символов, а у американцев — 5,2.

В русском языке средняя длина слова — 7,2 слова, однако в критических ситуациях никто не отдает команды, к примеру, следующим образом: «15-му приказываю немедленно открыть огонь по вражескому танку справа, который ведет огонь по нашим позициям!».

Артиллеристы, и не только, переходят на ненормативную лексику, заменяя целую фразу одним словом, а слова сокращая до 3,2 символа. В результате вышеупомянутая фраза звучит так: «15-й, е… по этому х… справа!».

А от быстроты отдачи приказа нередко зависит исход боя.

О том, что не следует столь категорично относиться к мату и считать людей, которые к нему прибегают, вульгарными, говорят и психологи. Правда, они делают оговорку, что ненормативную лексику нужно применять правильно, с умом, и тогда слова, называемые матерными, могут даже принести пользу.

Кроме того, они пришли к выводу, что любители крепкого словца — это совсем не обязательно люди недалекие, которые стремятся кого-то унизить и оскорбить. И даже наоборот: люди, использующие ненормативную лексику, честны, эмоциональны, экспрессивны и обладают высоким вербальным интеллектом

Источник: https://BBF.ru/magazine/26/7029/

Что мне будет за нецензурную брань в интернете? • sdelano.media

Что мне будет за нецензурную брань в интернете?

Что будет за мат в интернете, и почему СМИ больше других нельзя публиковать нецензурную брань. Даже со звездочками.

Смотря кому. Летом 2014 года был введён законодательный запрет на применение нецензурной лексики в СМИ, а также частично и в интернете. Данный запрет относился как к зарегистрированным СМИ, так и к блогерам-трехтысячникам, внесенным в реестр блогеров, который вел Роскомнадзор.

Скорее всего, ничего не будет. Использовать нецензурную брань нельзя в общественном месте, в СМИ, во время публичного исполнения литературных произведений и произведений народного творчества, в театральных постановках, на концертах и других развлекательных мероприятиях, а также при показе фильмов в кинотеатрах.

В качестве наказания за использование нецензурной лексики, ст. 20.1 КоАП РФ предусмотрены небольшие штрафы или административный арест на срок до пятнадцати суток. При этом интернет в судебной практике не является общественным местом.

То есть блогеру, скорее всего, ничего не будет, а зарегистрированному СМИ — будет!

В статье 4 закона «О СМИ» — Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации — есть положение о том, что СМИ нельзя использовать для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. За нарушение данной нормы СМИ наказывается штрафом до 3 тысяч рублей для физического лица, до 20 тысяч рублей — для должностного и до 200 тысяч рублей для юридического.

Если поисковая программа Роскомнадзора обнаружила нецензурную брань в интернет-СМИ, то ему высылается предписание об удалении нецензурной брани в течение 24 часов. Для интернет-СМИ также одновременно может быть вынесено предупреждение.

Для СМИ это очень плохо, так как два предупреждения в течение года дают право Роскомнадзору обратиться в суд с требованием отозвать свидетельство о СМИ. После этого СМИ может вообще прекратить работу.

Из свежих примеров – в ноябре 2017 года Роскомнадзор опять вынес предупреждение изданию The New Times за материал с нецензурной лексикой со ссылкой на другие ресурсы.

Примечательно, что прочие бранные выражения, не вошедшие в список Роскомнадзора, можно употреблять в прессе и на сайтах с возрастным ограничением «16+», а на радио и телевидении — после 21.00.  

В рекомендациях, опубликованных на сайте Роскомнадзора, сказано, что в настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов. Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся:

  • нецензурное обозначение мужского полового органа,
  • нецензурное обозначение женского полового органа,
  • нецензурное обозначение процесса совокупления,
  • нецензурное обозначение женщины распутного поведения,

а также все образованные от этих слов языковые единицы.

Не пройдет: за сокращения (типа Б****), когда слово не очевидно, но подразумевается, Роскомнадзор все равно наказывает. При этом допустима формулировка: «слово на букву «б» или «х». Эвфемизмы или рифмующиеся слова («блин» или «пипец») Роскомнадзор воспринимает как попытку соблюдения закона.

Можно материться на иностранном языке — за это не наказывают☺. Как говорится в тех же рекомендациях, «Выявление иностранных бранных слов и выражений не является основанием для привлечения к ответственности».

Роскомнадзор мониторит СМИ и блоги с помощью специальной поисковой программы. При этом не важно, когда именно были опубликованы матерные слова, главное — оградить читателей от нецензурной лексики в интернете.

Можно, но не нужно. Блогеров за это не наказывают, но наказывают СМИ: еще в 2013 году информационное агентство «Росбалт» получило два предупреждения, а затем и лишилось свидетельства о СМИ за размещенные на сайте ссылки на ролики YouTube с запиканными матерными выражениями. То есть даже не сами ролики, а ссылки на них были признаны судом злоупотреблением свободой массовой информации.

Пока можно, если вы не СМИ. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров по поводу использования мата блогерами в интернете недавно заявил в эфире телеканала «Россия-24», что он не понимает, почему закон о запрете использовании мата в СМИ не распространяется на имеющие миллионы подписчиков интернет-сервисы и видеоблоги.

Над материалом работали Наталья Якимовская

Наталья Гарина

Источник: http://sdelano.media/obscene/

Закон о нецензурной брани в России

БЕСПЛАТНАЯ ЮРКОНСУЛЬТАЦИЯ

Москва +74999384765, Санкт-Петербург: +78124256482, Общий: +78003332987

Главная Общие юридические вопросы

Читайте также:  Что такое утилизационный сбор и кто его должен платить - юридические советы

Судья формирует ощущения о человеке, что напечатал свои доводы, просматривая обращение и его мысли. В процессе письмо это заменитель интеллекта заявителя. В проблемах, когда выход зависит от интеллектуального убеждения это становится очень существенным. Получить сложный документ у юриста стоит хороших вложений. Потому что это имеет огромное значение.

Законопроект о запрете на использование нецензурной брани был внесен в Государственную Думу Российской Федерации в декабре 2012 года. Данный документ был внесен депутатом Станиславом Говорухиным, он предусматривает запрет на использование нецензурной брани, в частности в произведениях искусства и литературы.

Кроме того, законопроект устанавливает запрет на использование нецензурной брани в продукции общероссийских, а также муниципальных и региональных организаций телерадиовещания, редакции периодических печатных изданий, кинематографии, книгах либо другой информационной продукции. Такие же правила будут действовать при осуществлении мероприятий театрально-зрелищного и культурно-просветительного характера.

Законодатель предполагает закрепить указанные нормы в Федеральном законе № 53-ФЗ от 01 июня 2005года «О государственном языке Российской Федерации».

Также законопроект предполагает исключить нецензурную брань в фильмах, имеющих статус национальных, а закрепить эту норму в Федеральном законе № 126-ФЗ от 22 августа 1996 «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации».

Нормы, касающиеся запрета использования нецензурной брани в радио-видео и телевещаниях, а также, в программах обработки информационных текстов и компьютерных файлах, предлагается отметить в Законе РФ№ 2124-I от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации».

Наряду с этим, в Кодекс об административных правонарушениях РФ планируется включить нормы административной ответственности за нарушение указанных выше запретов.

Для граждан штрафы могут составлять от 2000 до 2500рублей, для должностных лиц — до 5000рублей, для юридических лиц – до 50000рублей. В Федеральный закон № 436-ФЗ от 29 декабря 2010 г.

«О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», также предполагается внести изменения, которые позволят регулировать спорные вопросы в отношении признаний тех или иных слов нецензурной бранью.

Текст законопроекта был размещен на сайте Государственной Думы РФ под номером 190238-6 еще в декабре 2012 года, однако, уже в скором времени Правительство Российской Федерации попросило разработчиков проекта уточнить данный термин.

Закон о нецензурной брани в России, который может быть принят, не вызывает возражений, но само понятие «нецензурная брань» законопроектом не определена и требует конкретизации. Так было пояснено в официальном отзыве кабинета министров.

Также в кабинете отметили, что закон, который запрещает использовать слова, не соответствующие нормам литературного языка, уже существуют.

Помимо этого, законопроект предполагает дополнить статью 5 ФЗ РФ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» частью 3, где будет зафиксирована норма о том, что прокатное удостоверение на фильм не выдается при использовании в фильме нецензурной брани.

Однако данная норма не относится к предмету правового регулирования озвученной статьи, которая определяет основные направления деятельности федерального органа в сфере кинематографа.

Проект закона о нецензурной брани в России был отправлен Правительством РФ на доработку с указанием учесть все высказанные замечания, притом, что Государственная Дума РФ приняла закон в третьем чтении, где отметила, что заключения Правительства на данный проект закона не требуется. Таким образом, судьба законопроекта, призванного искоренить нецензурную лексику из средств массовой информации, до сих пор остается неразрешенной.

Дм. Быков- К Закону о нецензурной брани

Послать подале- на Руси не ново:

наименованьем.

ИЗ ИНТЕРНЕТА

ДМ.Быков

Перед Россией встал вопрос —

Eго давно в расчет не брали:

Губенко в Мосгордуму внес

Закон о нецензурной брани.

Вот аргумент его простой,

Филологического толка:

Писал же некогда Толстой

И «Жопа!», и «Просрали волка!»*…

Иного эти споры злят:

Он в них не чует аромата.

В столице есть на первый взгляд

Проблемы много круче мата,

Однако, тридцать восемь лет

Прожив, не будь я Быков Дима,

Скажу: важней проблемы нет.

Все прочее неразрешимо.

Стране давно пора понять,

Как женщине при пьющем муже:

Здесь ничего нельзя менять.

Уже меняли, вышло хуже.

Больного незачем лечить —

Ему полезней отлежаться.

Чтоб нашу участь облегчить,

Мы можем только выражаться.

Давайте обозначим грань —

Здесь край работы непочатый! —

Что отделяет просто брань

От брани грубо-непечатной.

С утра гадают и шумят

В правительстве Москвы престольной:

Как разделить российский мат

На непристойный и пристойный?

Законы левою ногой

Писать нельзя. Терпи, бумага:

Бывает, скажем, мат благой.

Но если так, то в чем же благо?

Чтоб думцам не сойти с ума

От столь изысканных материй,

Листая словарей тома,

Я предлагаю им критерий.

Тонка яз'ыковая ткань.

Язык есть зеркало морали.

«Просрали», в сущности, не брань.

А в чем вопрос? Мы все просрали…

Как птица гордая со скал,

Народ наш в крайности бросался.

Сам Ходорковский написал:

«Просрали все». И подписался.

Да, жопа! Термин непростой.

Ее, по широте натуры,

Подчас упоминал Толстой,

А нынче — экс-министр культуры…

Готов долдонить до зари

В журнале и по интернету:

Верните жопу в словари!

Ведь жопа есть, а слова нету!

Она ромашки нам родней,

Родней петрушки и укропа,

Она же — символ наших дней.

Куда ни кинь, повсюду жопа!

Везде она, куда ни глянь.

Газеты свежие листая,

Могу сказать: она не брань,

А констатация простая.

А я бы разрешил и мат:

Пускай орут пенсионеры —

Язык обычный скудноват

Для описанья новой эры.

Вот, например, для ЖКХ,

Что всюду расставляет сети, —

Есть много слов на букву «х»,

Их нынче знают даже дети.

В упрек инфляции-Яге,

Что бьет Отечество по нервам,

Есть много слов на букву «г»

(Греф ни при чем — расслабьтесь, Герман).

Улыбку вызвать на лице

Легко одним нехитрым словом,

Все охватить собой готовым.

Оно кончается на «ц».

Виват, Мосдума, наша мать!

Ликуют вуз, семья и школа.

А нецензурною считать

Давайте ругань про Лужкова.

Президент РФ подписал закон о запрете нецензурной брани в кино и театре

5 мая 2014

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, устанавливающий запрет на использование нецензурной брани в кино, театре и на иных культурных мероприятиях. Федеральный закон от 5 мая 2014 г.

№ 101-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка» опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации и вступит в силу 1 июля 2014 года.

Согласно документу, на фильмы с использованием нецензурных слов не будут выдавать прокатные удостоверения.

Такие картины нельзя будет массово демонстрировать в кинозалах, их можно будет увидеть только на закрытых фестивальных показах.

Продавать диски (а также иные носители) с «нецензурными» фильмами можно будет только в запечатанной упаковке с текстовым предупреждением о ненормативной лексике.

Кроме того, введен запрет на использование нецензурной брани в продукции СМИ, а также в ходе публичного исполнения литературных произведений. на театрально-зрелищных и иных подобных мероприятиях.

За нарушение вышеприведенных запретов граждан будут штрафовать на 2-2,5 тыс. руб. должностных лиц – на 4-5 тыс. руб. а юридические лица – на 40-50 тыс. руб. В случае повторного нарушения сумма штрафа будет возрастать.

При обсуждении закона многие участники дискуссий высказывались о нем критически. Так, указывалось, что нецензурная лексика присутствует в стихотворениях Александра Пушкина. Сергея Есенина. Владимира Маяковского и других классиков.

Также бранные слова содержатся в творчестве Венедикта Ерофеева и сочинениях Ивана IV Грозного.

Другие критики указывали на техническое несовершенство документа: в нем не указано, должны ли нецензурные слова заменяться «пиканьем», либо соответствующие сцены следует вообще вырезать из фильмов.

Законопроект о запрете на использование нецензурной брани был внесен в Государственную Думу Российской Федерации в декабре 2012 года. Данный документ был внесен депутатом Станиславом Говорухиным, он предусматривает запрет на использование нецензурной брани, в частности в произведениях искусства и литературы.

Кроме того, законопроект устанавливает запрет на использование нецензурной брани в продукции общероссийских, а также муниципальных и региональных организаций телерадиовещания, редакции периодических печатных изданий, кинематографии, книгах либо другой информационной продукции. Такие же правила будут действовать при осуществлении мероприятий театрально-зрелищного и культурно-просветительного характера.

Законодатель предполагает закрепить указанные нормы в Федеральном законе № 53-ФЗ от 01 июня 2005года «О государственном языке Российской Федерации».

Также законопроект предполагает исключить нецензурную брань в фильмах, имеющих статус национальных, а закрепить эту норму в Федеральном законе № 126-ФЗ от 22 августа 1996 «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации».

Нормы, касающиеся запрета использования нецензурной брани в радио-видео и телевещаниях, а также, в программах обработки информационных текстов и компьютерных файлах, предлагается отметить в Законе РФ№ 2124-I от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации».

Наряду с этим, в Кодекс об административных правонарушениях РФ планируется включить нормы административной ответственности за нарушение указанных выше запретов.

Для граждан штрафы могут составлять от 2000 до 2500рублей, для должностных лиц — до 5000рублей, для юридических лиц – до 50000рублей. В Федеральный закон № 436-ФЗ от 29 декабря 2010 г.

«О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», также предполагается внести изменения, которые позволят регулировать спорные вопросы в отношении признаний тех или иных слов нецензурной бранью.

Текст законопроекта был размещен на сайте Государственной Думы РФ под номером 190238-6 еще в декабре 2012 года, однако, уже в скором времени Правительство Российской Федерации попросило разработчиков проекта уточнить данный термин.

Закон о нецензурной брани в России, который может быть принят, не вызывает возражений, но само понятие «нецензурная брань» законопроектом не определена и требует конкретизации. Так было пояснено в официальном отзыве кабинета министров.

Также в кабинете отметили, что закон, который запрещает использовать слова, не соответствующие нормам литературного языка, уже существуют.

Помимо этого, законопроект предполагает дополнить статью 5 ФЗ РФ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» частью 3, где будет зафиксирована норма о том, что прокатное удостоверение на фильм не выдается при использовании в фильме нецензурной брани.

Однако данная норма не относится к предмету правового регулирования озвученной статьи, которая определяет основные направления деятельности федерального органа в сфере кинематографа.

Проект закона о нецензурной брани в России был отправлен Правительством РФ на доработку с указанием учесть все высказанные замечания, притом, что Государственная Дума РФ приняла закон в третьем чтении, где отметила, что заключения Правительства на данный проект закона не требуется. Таким образом, судьба законопроекта, призванного искоренить нецензурную лексику из средств массовой информации, до сих пор остается неразрешенной.

Источники:
, ,

Следующие статьи:

Источник: http://bfmac.com/obshhie-yuridicheskie-voprosy/zakon-o-netsenzurnoj-brani-v-rossii.html

Ссылка на основную публикацию