За недобросовестное ведение переговоров с торговой сети взыскали 15 миллионов рублей — юридические советы

«Ашан» заплатит за срыв переговоров // Суды применили правила ГК о преддоговорной ответственности

За недобросовестное ведение переговоров с торговой сети взыскали 15 миллионов рублей - юридические советы

Суды начинают применять правила ст. 434.1 Гражданского кодекса (ГК) о недобросовестном ведении переговоров. Первый пример — спор о взыскании 15,7 млн руб. убытков с ООО «Ашан» в пользу ООО «Декорт» (дело № А41-90214/2016).

Стороны планировали заключить договор аренды помещения, переговоры шли семь месяцев, но на стадии подписания документа «Ашан» прекратил контакт с истцом, хотя до этого своими действиями подтверждал твердые намерения заключить договор.

Первая инстанция взыскала с «Ашана» упущенную выгоду, а апелляция поддержала это решение.

«Ашан» планировал арендовать у «Декорта» склад в г. Железнодорожном (Московская область). Переговоры о заключении договора шли с января по август 2016 года. За это время «Декорт» проводил подготовительные работы: склад освобождался от прежних арендаторов, а само помещение приводилось в соответствие с техническими требованиями ответчика.

«Ашан» контролировал работы на складе, проводил финансовый и юридический анализ документов, согласовывал условия сделки, несколько раз переносил дату ее заключения, чем «позиционировал себя в глазах истца как имеющий твердые намерения вступить с ним в договорные отношения». Но с 12 августа «Ашан» «прекратил деловой контакт с истцом».

«Декорт» обратился в суд с требованием о взыскании с «Ашана» 15,7 млн убытков в виде упущенной выгоды — неполученных арендных платежей. Полагая намерения ответчика арендовать помещения серьезными, «Декорт» освободил склад от прежних арендаторов, но мог бы получить доходы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Первая инстанция и апелляция взыскали убытки с «Ашана», посчитав его действия при ведении переговоров недобросовестными: ответчик внезапно и неоправданно прекратил переговоры при таких обстоятельствах, при которых другая сторона не могла разумно этого ожидать (подп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК).

«Обязанность добросовестного ведения переговоров возлагается на ответчика с момента установления первого делового контакта с истцом, выражается в принципе “не навреди”, а образованное от такой видимой добросовестности доверие истца, а также его усилия по достижению цели переговоров защищаются законом», — указано в решении апелляции.

«Ашан» объяснял прекращение переговоров объективными обстоятельствами: наблюдательный совет «Ашан Групп» не одобрил сделку. Но суды этот довод не учли: ответчик не сообщал истцу о том, что сделку надо согласовать с наблюдательным советом.

При этом условия переговоров наблюдательный совет утвердил еще до их начала. Наконец, обратили внимание суды и на противоречивость позиции ответчика.

Он говорил, что сделку должен согласовать наблюдательный совет ООО «Ашан», однако в уставе общества такого органа управления нет.

Ответчик предлагал считать взыскиваемую сумму не упущенной выгодой, а предпринимательским риском «Декорта». Освободить склад от арендаторов «Декорт» мог бы и в течение 20 дней после госрегистрации договора.

Но истец сделал это раньше. Однако суды решили, что за это время полностью подготовить склад было бы невозможно.

Это «является очевидным для любого разумного участника оборота, в том числе и ответчика», — отмечено в решении апелляции.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/ashan_zaplatit_za_sryv_peregovorov__sudy_primenili_pravila_gk_o_preddogovornoj_otvetstvennosti/61769

За срыв переговоров взыскано более 15 млн рублей упущенной выгоды

Общество обратилось в суд с иском о взыскании с крупного ретейлера убытков в размере 15,7 млн рублей за недобросовестное ведение переговоров.

Все дело было в том, что стороны на протяжении восьми месяцев, с января по август 2016 года, вели переговоры по заключению договора.

Ретейлер намеревался взять в аренду склад общества.

Для этого в течение указанного периода он согласовывал все существенные условия сделки:

  •  проводил юридический и финансовый анализ документации;
  •  направлял запросы на необходимые документы;
  •  согласовывал детальные условия сделки по всем существенным, коммерческим и техническим вопросам;
  •  неоднократно переносил и назначал новые даты ее заключения.

Таким образом, в глазах общества позиционировал себя как имеющий твердые намерения вступить с ним в договорные отношения. В связи с этим общество, руководствуясь серьезностью его намерений, в марте 2016 года предприняло меры для подготовки склада под сдачу: расторгло договоры с четырьмя текущими арендаторами и освободило всю площадь склада.

В августе 2016 года ретейлер наконец довел переговоры до стадии заключения согласованных в окончательной редакции договоров аренды и передал их обществу на подписание. Компания их подписала и передала второй стороне. Однако, получив подписанные со стороны общества договоры, ретейлер внезапно прекратил деловой контакт ним, и так долго готовившаяся сделка сорвалась.

В связи с этим общество подсчитало, что получило убыток в виде упущенной выгоды – неполученных арендных платежей за 6 месяцев, пока склад пустовал.

На основании же пп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ факт внезапного и неоправданного прекращения одной стороной переговоров о заключении договора, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, влечет для первой стороны обязанность возместить убытки.

Судьи трех инстанций с этим согласились и удовлетворили иск.

При этом были отклонены доводы ответчика о том, что истец мог разумно предполагать возможное прекращение переговоров со стороны ретейлера по причине неодобрения сделки со стороны наблюдательного совета этой организации.

Судьи отметили, что ни электронная переписка сторон, ни иные доказательства, представленные сторонами, не содержат сведений о том, что при проведении переговоров обсуждался вопрос о наличии неопределенности в получении ответчиком корпоративного одобрения сделки, как препятствия для ее заключения.

Кроме того, корпоративное одобрение как правило, предшествует заключению сделки. Согласовав с ответчиком все существенные условия договора, подписав договор со своей стороны и передав его на подписание ответчику, у истца не могло быть разумных ожиданий или предположений по вопросу неполучения последним корпоративного одобрения.

В данном случае поведением ответчика в процессе ведения переговоров было сформировано разумное ожидание истца в благоприятном их завершении, чему противоречит последующее поведение ответчика по внезапному и неоправданному прекращению переговоров на их финальной стадии, уже после подписания договоров со стороны истца.

Общество представило доказательства наличия у него убытков в виде упущенной выгоды, обосновав их размер с разумной степенью достоверности, и причинную связь с недобросовестными действиями ответчика: если бы компания не вступала в переговоры с недобросовестным контрагентом-ответчиком, то получила бы доходы в сумме 15,7 млн рублей от сдачи помещений склада в аренду прежним арендаторам.

Также суды отклонили довод ответчика о том, что договоры аренды с предыдущими арендаторами расторгнуты истцом по соглашению в марте 2016 года в порядке п. 1 ст. 450 ГК РФ, за что ответчик ответственности не несет. Ведь это были выполняемые обществом подготовительные мероприятия к предстоящему заключению договора аренды, то есть они были неразрывно связаны с ходом переговоров.

Юридическая же ответственность ретейлера предусмотрена не за расторжение компанией договоров аренды с прежними арендаторами в порядке п. 1 ст.

450 ГК РФ и не за отказ ответчика заключить договор аренды с истцом, а по пп. 2 п. 2 ст. 434.

1 ГК РФ – за недобросовестное ведение переговоров как непрерывно длящегося, единого процесса, который находится в причинно-следственной связи с упущенной выгодой истца — неполученных арендных платежей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 22.11.2017 № Ф05-16349/2017

это дело очень наглядно иллюстрирует применение на практике новой ст. 434.1. «Переговоры о заключении договора» ГК РФ, которая появилась в Кодексе с 1 июня 2015 года.

В 2016 году ВС РФ выпустил к ней разъяснения.

В них говорится, что по общему правилу предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

Поэтому истец должен доказать, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу. Например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом.

Однако недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные пп. 1 и 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

В рассмотренном деле именно пп. 2 данной нормы и был применен: в нем сказано о внезапном и неоправданном прекращении переговоров при таких обстоятельствах, которые другая сторона не могла разумно предвидеть.

Источник: http://www.v2b.ru/2017/11/23/za-sryv-peregovorov-vzyskano-bolee-15-mln-rubley-upuschennoy-vygody/

Недобросовестное ведение переговоров при заключении сделки может повлечь убытки в виде упущенной выгоды

Новая судебная практика или сказ о том, как с Ашана взыскали более 15 миллионов рублей убытков за недобросовестное ведение переговоров.

Суть дела

В 2016 году ООО «Ашан», как потенциальный арендатор, и компания «Декорт», как потенциальный арендодатель, начали вести переговоры о заключении договора аренды склада, расположенного в Московской области.

Речь шла о крупных суммах, переговоры велись тщательно и на протяжении семи месяцев.

Итогом столь длительных переговоров стало составление согласованного сторонами проекта договора аренды, который потенциальный арендодатель подписал и направил другой стороне.

Однако, после получения подписанного одной стороной договора аренды, потенциальный арендатор «пропал», т.е. прекратил всяческое общение с представителями ООО «Декорт».

В свою очередь, юристы потенциального арендодателя не растерялись и обратились в суд за взысканием упущенной выгоды.

Читайте также:  Составляем претензию о возмещении ущерба имуществу - юридические советы

Как взыскать неосновательное обогащение при срыве переговоров одной из сторон?

В соответствии со ст. 434.1 Гражданского Кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто.

Однако, п. 2 той же статьи установлено, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, а именно, не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Какие действия стороны могут быть рассмотрены как недобросовестные?

Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются:

  1. предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;
  2. внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Пунктом 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ.

Однако, предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ.

В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Как суд оценивал действия ООО «Ашан»?

В ходе согласования всех существенных условий сделки сотрудники ООО «Ашан» осуществляли действия, свидетельствующие о намерениях заключить договор, а именно:

  1. проводили юридический и финансовый анализ документации арендодателя,
  2. направляли запросы на необходимые документы для заключения сделки,
  3. согласовывали основные и детальные условия сделки по всем существенным, коммерческим и техническим условиям,
  4. неоднократно переносили и назначали новые даты ее заключения, чем позиционировали себя в глазах истца, как имеющие твердые намерения вступить с ним в договорные отношения

Такое поведение потенциального арендатора презюмируется недобросовестным, то есть противоправным, нарушающим защищаемое законом особое состояние доверия добросовестного контрагента к благополучному завершению переговоров, образовавшееся от поведения другой стороны переговоров, позиционирующей себя в глазах своего контрагента, как имеющий твердые намерения вступить с ним в договорные отношения.

Таким образом, потенциальный арендодатель не мог ожидать, что контрагент внезапно и неоправданно прекратит переговоры по заключению договора аренды.

Поскольку потенциальный арендодатель доказал факт внезапного и неоправданного прекращения переговоров арендатором при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, недобросовестность действий ответчика предполагается, что установлено в подп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ и разъяснено в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 .

Какие убытки можно отнести к упущенной выгоде?

Пунктом 3 ст. 434.1 ГК РФ установлено, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

В частности, пунктом 20 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г.

№ 7 разъяснено, что в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Таким образом, перечень убытков, перечисленных в п. 3 ст. 434.1 ГК РФ, является открытым.

При этом на лицо, недобросовестно сорвавшее переговоры, возлагается обязанность возместить убытки, которые понесены потерпевшим как до факта срыва переговоров — с момента установления с ним первого делового контакта, так и после такого срыва до момента их устранения потерпевшим.

Поскольку ООО «Д», руководствуясь серьезностью намерений потенциального арендатора в заключении с ним договора аренды, предпринимало меры и приготовления для получения выгоды в виде подготовки склада под заявленные ответчиком технические требования, в том числе освободил помещение от прежних арендаторов.

Убытки для ООО «Д» выразились в виде неполученных арендных платежей в размере 15665814,80 руб. от прежних арендаторов за период в 6 месяцев, т.е. с момента освобождения предстоящих к сдаче в аренду помещений от прежних арендаторов с целью их подготовки под заявленные ООО «Ашан» технические требования по дату срыва переговоров ответчиком по дату сдачи складов в аренду третьим лицам.

Таким образом, суд счел требования потенциального арендодателя о взыскании упущенных доходов, причиненных недобросовестным поведением Ашана, выразившихся в утрате возможности получения арендных платежей от прежних арендаторов в размере 15 665 814, 84 руб., которые бы были получены ООО «Д», если бы они не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Осенью 2017г. Решение Арбитражного суда Московской области от 04.04.2017 года по делу № А41-90214/16 устояло в апелляционной инстанции.

Источник: http://precedentnn.ru/nedobrosovestnoe-vedenie-peregovorov-pri-zaklushenii-sdelki-mozhet-povlesh-ybitki-v-vide-ypychenoi-vigodi.html

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

Два общества (оба ООО) вступили в переговоры по заключению договора аренды крупного склада. Переговоры продолжались более полугода. Потенциальный арендодатель (ООО «Д.»), руководствуясь серьезностью намерений другой стороны (ООО «А.

») в заключении договора аренды, подготовил склад под заявленные ООО «А.» технические требования, а также освободил склад через 2 месяца после начала переговоров от прежних арендаторов. На финальной стадии переговоров ООО «Д.» передало подписанную согласованную редакцию проекта договора аренды ООО «А.».

После этого ООО «А.» прекратило деловой контакт с ООО «Д.». 

Тогда ООО «Д.» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «А.» убытков за недобросовестное ведение переговоров в виде упущенной выгоды — неполученных арендных платежей в размере более 15 000 000 рублей.

Судом 1-ой инстанции исковые требования были удовлетворены в полном объёме. Далее дело было рассмотрено в 10-м арбитражном апелляционном суде (постановление от 19.09.2017 по делу № А41-90214/16).

При рассмотрении апелляционной жалобы суд заключил, что суд 1-й инстанции правильно установил недобросовестность действий ООО «А.» при ведении переговоров. 

Для справки:

Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются:

  1. предоставление стороне неполной или недостоверной информации;
  2. внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать (ч.2 ст.434.1 ГК РФ).

Сторона, которая ведёт или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причинённые этим убытки.

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесённые другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (ч.3 ст.434.1 ГК РФ). 

Истец предоставил следующие доказательства факта внезапного и неоправданного прекращения ответчиком переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых истец не мог разумно этого ожидать:

  • в ходе переговоров были согласованы все существенные условия договора аренды, а сам проект договора был передан для подписания истцу в окончательной редакции, что подтверждалось письмом;
  • истец в ходе переговоров освободил склад для целей подготовки его к сдаче в аренду ответчику от прежних арендаторов;
  • истец в ходе переговоров проводил работы на складе по требованию ответчика (при этом ответчик трижды устанавливал различные технические требования к складу и контролировал ход выполнения на нём соответствующих работ). 

Суд счёл недобросовестность действий ответчика доказанной. Также, суд пришёл к выводу, что истец представил доказательства наличия у него убытков в виде упущенной выгоды, обосновал с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между недобросовестными действиями истца при ведении переговоров и названными убытками.

В обоснование требований о взыскании убытков в виде упущенной выгоды истец указал, что если бы он не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом — ответчиком, то получил бы доходы от сдачи в аренду помещений прежним арендаторам.

Суд апелляционной инстанции отклонил апелляционную жалобу и оставил решение суда 1-й инстанции в силе.

Источник: https://rusjurist.ru/dogovory/zaklyuchenie_dogovora/za_nedobrosovestnoe_vedenie_peregovorov_mozhet_byt_vzyskana_upuwennaya_vygoda/

Выход из переговоров. Как избежать ответственности

В конце 2017 года АС Московского округа поддержал решения нижестоящих судов о взыскании с «Ашана» убытков в виде упущенной выгоды*. Основание — недобросовестное ведение переговоров при заключении договора аренды склада. По мнению судов, «Ашан» внезапно и неоправданно прекратил переговоры на стадии обмена подписными версиями договора. Минимизировать такие риски помогут несколько правил.

Читайте также:  Россиянам, оказавшимся за чертой бедности, будут выделять деньги на питание - юридические советы

Исковые требования арендодателя «Декорт» в деле «Ашана» основаны на ст. 434.1 ГК, которая вступила в силу 1 июня 2015 года.

Статья предусматривает общую обязанность сторон действовать добросовестно при ведении переговоров.

При этом недобросовестность стороны предполагается, в частности, при внезапном и неоправданном прекращении переговоров, когда другая сторона переговоров не могла этого разумно ожидать.

Два с половиной года с момента вступления в силу ст. 434.

1 ГК — не достаточный срок для формирования устоявшейся судебной практики, позволяющей выявить конкретные обстоятельства, при которых прекращение переговоров можно считать внезапным и неоправданным, а поведение стороны недобросовестным. Судебные решения по недобросовестному прекращению переговоров касались преимущественно отказа заказчика от заключения договора с победителем тендера.

При условии соблюдения тендерных процедур суды, как правило, признавали необоснованный отказ заказчика от заключения договора с победителем недобросовестным прекращением переговоров. Дело «Ашана» отличается подробным анализом фактических обстоятельств и развернутой аргументацией, а также носит универсальный характер, поскольку оно не связано с тендерными процедурами.

«Декорт» VS «Ашан»

16 млн рублей — размер убытков в виде упущенной выгоды, которые суд взыскал в пользу потенциального арендодателя в связи с недобросовестным ведением переговоров

«Ашан» как потенциальный арендатор выступил инициатором переговоров с арендодателем с целью заключения договора аренды склада. После согласования договора аренды в окончательной редакции «Ашан» передал его на подписание представителям «Декорта».

«Декорт» подписал экземпляры и вернул их для подписания «Ашаном», но «Ашан» внезапно прекратил «деловой контакт» с арендодателем, хотя в ходе переговоров «Ашан» позиционировал себя как лицо, «имеющее твердые намерения вступить с „Декортом“ в договорные отношения».

В обоснование отказа «Ашан» утверждал, что арендодатель, «действуя добросовестно и разумно, мог и должен был предвидеть вероятность незаключения договора», если потенциальный арендатор не получит одобрение наблюдательного совета своей материнской компании или если арендодатель не предоставит согласие банка на заключение договора аренды.

Суды трех инстанций пришли к выводу, что «Ашан» действовал недобросовестно, поскольку имело место внезапное и неоправданное прекращение переговоров.

Суды исходили из следующих обстоятельств: необходимость получить согласие наблюдательного совета материнской компании арендатора прямо не следовала из учредительных документов арендатора; а непредоставление согласия банка к моменту передачи подписных версий договора было для «Ашана» вполне ожидаемым.

К тому моменту уже было получено принципиальное согласие банка на заключение договора, а технические задержки при получении официального согласия были связаны в том числе с действиями самого «Ашана».

Безапелляционное прекращение «Ашаном» переговоров после получения подписных версий в связи с непредоставлением согласия банка являлось внезапным для арендодателя.

Учитывая выводы судов, следующие рекомендации помогут снизить риск признания прекращения переговоров недобросовестным.

Правила безопасного выхода из переговоров

ПОСМОТРЕТЬ ПРАКТИКУ

По делу № А41-90214/2016: • постановление АС Московского округа от 29.11.2017; • постановление 10ААС от 19.09.2017;

• решение АС Московского округа от 04.04.2017.

По делу № А56‑75695/2016: • постановление АС Северо-Западного округа от 07.02.2018; • постановление 13ААС от 19.10.2017;

• решение АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.06.2017.

Дело «Ашана» позволяет на конкретном примере оценить, какие обстоятельства могут свидетельствовать о недобросовестном поведении стороны, выходящей из переговорного процесса.

Дополнительные согласования. Если до подписания договора нужно получить корпоративные или государственные согласования, необходимо заранее уведомить об этом контрагента.

Особенно если согласования требуются на основании акционерного соглашения или необходимость получения таких согласований не является очевидной.

Если соответствующий орган корпоративного управления или государственный орган откажет в согласии на заключение договора или рассмотрение данного вопроса будет отложено, необходимо незамедлительно проинформировать об этом контрагента.

Не рекомендуется подтверждать контрагенту наличие неформального согласия компании на заключение договора, если компания еще не приняла окончательное решение о заключении договора.

При необходимости можно подтвердить принципиальное или предварительное согласие компании по отдельным условиям договора с оговоркой, что должно быть также достигнуто соглашение сторон по всем условиям договора и должны быть соблюдены обычно принятые в компании внутренние процедуры по окончательному согласованию договора. Например, согласование проекта с внутренними службами.

Если заключение договора зависит от согласия вышестоящего руководителя компании или иного лица (например, бенефициара), которому должен быть представлен на утверждение подготовленный рабочей группой проект договора, то необходимо заранее сообщить об этом контрагенту. Особенно это важно, если проект договора подлежит парафированию членами рабочей группы, перед тем как направить проект такому лицу на окончательное утверждение.

Своевременное информирование контрагента. Если подписание договора зависит от ряда условий, заблаговременно проинформируйте контрагента о таких условиях.

Это могут быть: завершение юридической или финансовой проверки; согласование договора с внутренними службами компании; подписание сопутствующих соглашений; согласие банка или иного лица; предоставление определенных документов; получение положительного заключения консультанта и т. п.

Заранее обозначьте конкретные обстоятельства, при наступлении которых заключение договора теряет смысл для компании, если таковые имеются.

Это могут быть, например, неподписание договора до определенной даты; существенное изменение обстоятельств; смена контроля; смена топ-менеджмента; нарушение эксклюзивности переговоров; неисполнение конкретных обязательств и т. п.

Оперативно информируйте контрагента о возникновении новых обстоятельств, влияющих на ход переговоров и заключение договора.

Параллельные переговоры. Если компания планирует вести параллельные переговоры одновременно с несколькими потенциальными контрагентами, то желательно заранее предупредить их об этом.

В идеале стоит получить согласие контрагентов на то, что переговоры будут проводиться на неэксклюзивной основе.

Или по крайней мере необходимо убедиться в отсутствии договоренностей об эксклюзивности переговоров с конкретным контрагентом.

Общий принцип добросовестности. В целом в ходе переговоров необходимо внимательно относиться к любым своим действиям и заявлениям, которые формируют у контрагента разумное ожидание относительно дальнейшего поведения стороны в переговорном процессе (например, подтверждение принципиального согласия на сделку).

Исходите из следующего принципа: чем меньше остается несогласованных вопросов и ближе стороны подходят к моменту подписания договора, тем меньше оснований у контрагента разумно ожидать отказ другой стороны от заключения договора, если стороны прямо не договорились об ином.

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ ПРЕДДОГОВОРНЫЙ ПРОЦЕСС

При подготовке основных условий (term sheet) или отдельного соглашения о порядке ведения переговоров учитывайте указанные рекомендации, а также прямо предусматривайте, какие из договоренностей сторон являются юридически обязательными для них.

Процедуру подписания запускайте только после завершения всех подготовительных мероприятий. Избегайте частичного подписания согласованного комплекта договоров, если по договоренности сторон все договоры должны подписываться единым пакетом.

Иначе существует риск признания подписанных договоров недействительными ввиду их заключения под влиянием обмана, а отказ от подписания оставшихся договоров могут признать недобросовестным поведением стороны. Принцип добросовестности при ведении переговоров применяется как при наличии обязательств сторон по заключению договора, так и при отсутствии.

Поэтому перечисленных в статье рекомендаций необходимо придерживаться даже в том случае, если стороны не связаны юридическими обязательствами по заключению договора.

Источник: http://korpurist.ru/article.php?artid=24

Уйти, хлопнув дверью: недобросовестным переговорщикам придется платить. Фото

Изначально предполагается, что участники рынка свободны в проведении переговоров о заключении договора, они самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. То есть существует презумпция добросовестного поведения при переговорах.

При добросовестном поведении сторон  переговоры могут быть прекращены на любой их стадии. Само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа отнюдь не свидетельствует о недобросовестности прекращающей переговоры стороны.

Бремя доказывания недобросовестного поведения такой стороны, по общему правилу, лежит на ее контрагенте. 

Однако в ряде случаев недобросовестность стороны, прекращающей переговоры, предполагается.

Это происходит в случаях, когда имело место, во-первых, внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора, во-вторых, произошедшее при таких обстоятельствах, когда другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Очевидно, что эти критерии субъективны и будут зависеть от усмотрения судьи. В таких случаях доказывать свою добросовестность  должна будет сторона, прекратившая переговоры.  

В этой связи интересны недавние судебные решения по делу N А41-90214/16 о необоснованном отказе стороны (потенциального арендатора) от заключения  договора аренды склада.

Несостоявшийся арендатор, вышедший из переговоров, проиграл первую инстанцию, которая квалифицировала его действия по выходу из переговоров как недобросовестные, суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали это решение (апелляция – 19 сентября 2017 года и кассация – 22 ноября 2017 года).

Судами по данному делу было сделано несколько интересных выводов.

Вывод первый. Внезапное и неоправданное прекращение переговоров, когда другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, может быть доказано следующими  фактами.  В ходе переговоров сторона позиционировала себя, как имеющая твердые намерения вступить с другой стороной в деловые отношения.

Переговоры продолжались семь месяцев. Сторона проводила юридический и финансовый анализ документации, направляла запросы на необходимые документы, согласовывала условия сделки, неоднократно переносила и назначала новые даты ее заключения.

Вторая сторона в этих целях в сжатые сроки расторгла договоры с прежними арендаторами склада и выполнила все зависящие от нее подготовительные технические мероприятия для предоставления склада в аренду первой стороне.

При таких обстоятельствах срыв переговоров первой стороной подорвал сформированные ее предшествующим поведением разумные ожидания второй стороны в благоприятном  завершении переговоров уже на финальной стадии.

Вывод второй.  Мотивы недобросовестного срыва переговоров не имеют значения.

Вывод третий. Обязанность действовать добросовестно при вступлении в переговоры и в ходе их проведения является безусловной, то есть не зависящей от каких-либо обстоятельств.

В частности, не имеет значения, была ли осведомлена недобросовестная сторона о неполученных доходах потерпевшей стороны в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом или утратой уже имеющегося клиента.

Читайте также:  В форме 6-ндфл строка 070 равна строке 140 - юридические советы

Вывод четвертый. Перечень убытков, которые должны быть возмещены стороне, пострадавшей от срыва переговоров, не ограничивается расходами — пострадавшая сторона может требовать возмещения и иных убытков, в том числе упущенной выгоды. Хотя в статье 434.

1 ГК РФ буквально упоминаются только расходы (а именно расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом), суды справедливо толкуют данное положение расширительно и позволяют взыскивать именно убытки  (то есть расходы и упущенную выгоду).  Применяется следующее правило: в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Вывод пятый. Перечень убытков, которые может взыскивать пострадавшая сторона, открытый. На лицо, недобросовестно сорвавшее переговоры, возлагается обязанность возместить убытки, которые понесены потерпевшей стороной как до факта срыва переговоров — с момента установления с ней первого делового контакта, так и после такого срыва до момента их устранения потерпевшей стороной.

В частности, в рассматриваемом деле пострадавшая сторона смогла взыскать убытки со стороны, вышедшей из переговоров, в виде арендных платежей, недополученных с прежних арендаторов данного склада за период с даты досрочного освобождения ими склада по дату сдачи склада в аренду третьим лицам-новым арендаторам.

Суд счел, что действия пострадавшей стороны по досрочному освобождению склада от прежних арендаторов были неразрывно связаны с поведением ответчика, демонстрировавшего твердость своих намерений вступить в договор аренды.

Суд пришел к выводу, что решение об освобождении склада от прежних арендаторов являлось необходимой мерой для целей его подготовки под технические требования ответчика и основывалось на доверии истца в благополучном завершении переговоров, которое было вызвано предшествующим и последующим поведением ответчика, демонстрировавшим в течение всего единого переговорного процесса свои  намерения вступить с истцом в договорные отношения.

При этом однако суд высказался, что не могут быть взысканы доходы (упущенная выгода), которые пострадавшая сторона могла бы получить от самого ответчика, если бы договор аренды с ним был заключен и надлежащим образом исполнен. Иными словами, не подлежит взысканию в виде убытков арендная плата по тому договору аренды, который предполагался к заключению со стороной, вышедшей из переговоров.

Источник: http://www.forbes.ru/biznes/354373-slozhnosti-kidaly-za-nedobrosovestnye-peregovory-pridetsya-zaplatit

Новости для юриста

8 декабря 2017

 Минтранс предлагает штрафовать «зайцев» на платных дорогах

Наказывать планируется за нарушение правил внесения денег за проезд по платной автодороге общего пользования федерального, регионального, межмуниципального или местного значения. То же самое касается проезда по платным участкам таких дорог.

По проекту собственников или владельцев транспортных средств будут штрафовать на 5 тыс. руб. Если автомобиль иностранного перевозчика, накажут водителя. Похожим образом сейчас штрафуют за передвижение на грузовике без уплаты денег в систему «Платон».

Проект предусматривает 50-процентную скидку, если штраф уплачен не позднее 20 дней со дня вынесения соответствующего постановления.

Документ: Проект федерального закона (http://regulation.gov.ru/projects#npa=75064)

Публичное обсуждение завершается 26 декабря 2017 года

Компания отсудила у контрагента более 15 млн руб. за недобросовестное ведение переговоров

Стороны вели переговоры по аренде более полугода. В итоге проекты договоров были согласованы и подписаны потенциальным арендодателем. Когда они поступили на подписание арендатору, он внезапно прекратил контакт с контрагентом.

Обратившись в суд, арендодатель сослался на недобросовестность действий контрагента.

Суд решил, что недобросовестность ответчика доказана. Для истца была очевидна серьезность намерений потенциального арендатора.

В процессе переговоров он, в частности, проводил финансовый и юридический анализ документов, согласовывал основные и детальные условия сделки по всем существенным, коммерческим и техническим вопросам, направлял запросы на предоставление необходимых документов.

В сложившейся ситуации арендодатель не мог ожидать, что контрагент внезапно и неоправданно прекратит переговоры по заключению договоров.

Истец также сумел доказать и наличие убытков в виде упущенной выгоды. Дело в том, что ему пришлось освободить от прежних арендаторов предстоящие к сдаче помещения, чтобы подготовить их для нового контрагента. И если бы истец не вступил в переговоры с недобросовестным контрагентом, то получил бы доходы от сдачи в аренду прежним арендаторам.

Апелляция решение оставила в силе и отклонила многочисленные возражения ответчика, в частности о том, что сделка не получила корпоративного одобрения и истец должен был предполагать возможность такого исхода. Кассация поддержала позицию нижестоящих судов.

Документ: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 по делу N А41-90214/16

Не о всяком приеме бывшего госслужащего на работу по совместительству нужно сообщать, отметил ВС РФ

Если это внутреннее совместительство, то направлять отдельное сообщение по последнему месту службы экс-чиновника не требуется. Когда речь идет о совместительстве у другого работодателя, он должен уведомить о заключении такого трудового договора.

Подход закреплен в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ.

Ранее Минтруд указывал, что сообщать следует о каждом трудовом договоре, даже при внутреннем совместительстве. Иначе работодателю будет грозить штраф.

Для должностных лиц штраф составляет от 20 тыс. до 50 тыс. руб., для юрлиц — от 100 тыс. до 500 тыс. руб.

Документы: Постановление Пленума ВС РФ от 28.11.2017 N 46

Кого и как нужно уведомить о приеме на работу бывшего госслужащего? (Путеводитель по кадровым вопросам)

Опубликован закон об электронных закладных

Возможность оформлять закладную в форме электронного документа появится с 1 июля 2018 года. Ее можно будет составить, например, с помощью сайта госуслуг и вместе с заявлением направить в Росреестр.

Документы будут подписывать усиленной квалифицированной электронной подписью залогодержатель, залогодатель, а также должник, если залогодателем выступило третье лицо. Если у одной из сторон нет ЭП, они смогут обратиться к нотариусу, который сам подпишет заявление о выдаче закладной и отправит документы.

Электронная закладная в обязательном порядке должна быть помещена на хранение в депозитарий. В отношении бумажных закладных это останется необязательным. Передавать электронную закладную депозитарию будет Росреестр.

Документ: Федеральный закон от 25.11.2017 N 328-ФЗ (рассмотренные изменения вступают в силу 1 июля 2018 года)

ВС РФ поменял мнение о том, может ли незаконный наем экс-чиновника быть малозначительным нарушением

Оказывается, может. Например, в ситуации, когда работодатель уведомил о приеме бывшего госслужащего, но не выполнил требования к форме и содержанию сообщения. Если это не привело к неполучению информации, необходимой для целей Закона о противодействии коррупции, работодателя освободят от штрафа. Вывод отражен в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ.

В 2016 году Верховный суд высказывал иное мнение: нарушение ст. 19.29 КоАП РФ признать малозначительным нельзя. При недочетах в содержании сообщения работодатель не мог рассчитывать на полное освобождение от наказания, хотя штраф мог быть назначен в размере меньше минимального.

Напомним, для юрлиц штраф составляет от 100 тыс. до 500 тыс. руб., для должностных лиц — от 20 тыс. до 50 тыс. руб.

Документы: Постановление Пленума ВС РФ от 28.11.2017 N 46 (http://www.vsrf.ru/documents/own/26080/)

Кого и как нужно уведомить о приеме на работу бывшего госслужащего? (Путеводитель по кадровым вопросам)

Поправки о запрете передачи спама с подменой номера приняты Советом Федерации

Согласно изменениям операторы связи должны будут передавать номер отправителя SMS в неизменном виде. По сути, то же самое коснется телефонных звонков. Например, когда звонок идет с номера абонента одной сети в другую.

Если президент подпишет закон, пользователям услуг связи станет проще отфильтровать нежелательные сообщения.

Документ: Проект Федерального закона N 1030321-6 (http://sozd.parlament.gov.ru/bill/1030321-6)

Одобрен Советом Федерации 29 ноября 2017 года

Для продуктовых торговых сетей хотят ввести ограничения на открытие новых магазинов

Ограничения предлагается установить для торговых сетей, доля которых превышает 25% от объема всех проданных продовольственных товаров за предыдущий финансовый год в границах:

— города федерального значения;

— муниципального района или городского округа в иных субъектах РФ.

По общему правилу они не смогут приобретать или арендовать в границах соответствующего административно-территориального образования дополнительные торговые площади. Если эти правила нарушат, то сделка будет ничтожна. Требование о применении недействительности сделки сможет предъявить любое заинтересованное лицо.

Проект не касается, в частности, сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Кроме того, ограничение не будет действовать в ситуации, когда компания, например, реконструирует уже работающий торговый объект и вводит его в эксплуатацию, — даже если на момент ввода доля этой торговой сети превысит двадцатипятипроцентный лимит.

Документ: Проект Федерального закона (http://regulation.gov.ru/projects#npa=66903)

Публичное обсуждение завершается 22 декабря 2017 года

Вернуться в список

Источник: http://www.loksit.ru/news/880

Ссылка на основную публикацию