Верховный суд поддержал идею сделать судей активными участниками процесса — юридические советы

Москалькова и СПЧ раскритиковали план судебной реформы от Верховного суда :: Общество :: РБК

Верховный Суд поддержал идею сделать судей активными участниками процесса - юридические советы

Омбудсмен Татьяна Москалькова и Совет по правам человека выступили с критикой инициатив Верховного суда по реформе судебной системы. ВС предложил не мотивировать судебные акты и допускать в процессы только профессиональных юристов

Татьяна Москалькова (Фото: Илья Питалев / РИА Новости)

Совет по правам человека при президенте (СПЧ) и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова выступили с критикой предложений Верховного суда (ВС), связанных с реформированием судебной системы. Свои позиции они озвучили на спецзаседании СПЧ в понедельник, 26 февраля, передает корреспондент РБК.

В начале февраля Верховный суд внес в Госдуму проект поправок в Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы, а также в Кодекс административного судопроизводства.

Если документ примут, суды перестанут быть обязаны писать мотивировочную часть к своим решениям по гражданским и административным делам, когда участники процесса того не требуют. Представлять интересы сторон на процессах смогут только профессиональные юристы с соответствующим образованием.

С судов также снимут обязанность уведомлять стороны о принятии и движении исков. Кроме того, в январе ВС предложил создать отдельные кассационные и апелляционные суды, которые будут рассматривать только жалобы.

Омбудсмену ежегодно поступает около 6 тыс. жалоб на несправедливые, по мнению заявителей, судебные решения, рассказала Москалькова. «По поводу профессионализации судебного процесса: мы совсем вытеснили общественность из суда.

Хотя у нас суд присяжных, как известно, показывает большую разницу по сравнению с профессиональными судами по оправдательным приговорам.

Я большой сторонник расширения общественного присутствия в суде — и народных заседателей, и общественных защитников», — заявила она.

По словам Москальковой, допуск к процессам только лиц с юридическим образованием может нарушить права граждан: «Я не могу поддержать такую монополию с учетом анализа жалоб, которые мне приходят. Люди часто не могут оплатить адвокатов. И кстати, очень велика у государства задолженность перед государственными адвокатами, которые бесплатны для подзащитных», — заявила она.

Все судебные решения должны иметь мотивировочную часть, убеждена омбудсмен.

В ходе заседания секретарь пленума ВС Виктор Момотов сослался на опыт Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который никогда не обосновывает отказы в принятии жалоб к рассмотрению. «Я бы не советовала здесь проводить параллель.

Потому что мы критикуем ЕСПЧ за отсутствие мотивировок. И председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди с нами соглашается, что это недостаток суда», — заявила в ответ Москалькова.

Сомнение у омбудсмена вызывает также предложение выделить кассационные и апелляционные суды в отдельные инстанции. «Апелляционных судов на всю Россию предлагается сделать пять, кассационных — девять. На мой взгляд, это очень мало. Если не апробировать систему на какой-то территории, непонятно, как это будет работать.

И непонятно, как будет компенсироваться проезд, если человек живет не в том регионе, где находится суд; иначе мы искусственно ограничиваем людей в отстаивании их прав».

Одновременно она отметила правильность идеи, что кассационные и апелляционные округа не должны совпадать по границам с регионами России, это позволяет избежать коррупции.

Раскритиковала Москалькова и норму, согласно которой суды не обязаны будут сообщать сторонам о движении дела: «Судья обязательно должен быть уверен в том, что сторона получила извещение.

Иначе мы в любом случае будем допускать нарушение состязательности сторон».

Она заявила, что получает многочисленные жалобы на случаи, когда суды выносят решения по административным или гражданским делам в отсутствие ответчика, вовсе не знавшего о поданном к нему иске.

В правительстве предложения ВС по реформе концептуально поддержали, но раскритиковали по ряду отдельных принципиальных пунктов, отметил замминистра юстиции Денис Новак. «Эти изменения, возможно, сократят количество дел и упростят работу судов, но есть опасения, что они не пойдут на пользу правам и свободам тех, кто приходит в суды», — заявил он.

Профессиональное представительство в судах, по мнению Новака, стоит вводить поэтапно: «Можно применить такой порядок на уровне кассационных и апелляционных инстанций.

А что касается других инстанций, то здесь пока мы не уверены, что в каждом уголке нашей страны будет достаточно лиц с юридическими дипломами, практикующих в судах».

По его словам, требуются социологические исследования, чтобы изучить, насколько «распределенность» профессиональных практикующих юристов отвечает потребностям людей. «Учитывая низкий уровень доходов у населения, рекомендуется еще подумать над таким новшеством», — заявил замминистра.

Отсутствие обязанности мотивировать судебные акты «может снизить уровень ответственности судей за принимаемые решения и, как следствие, снизить уровень доверия к судебной власти», добавил Новак.

По его мнению, имеет смысл расширять перечень случаев, когда решения можно не мотивировать, «но не вводить отсутствие мотивировочной части как общее правило».

А предложение не рассылать повестки входит в конфликт с тем фактом, что «не во всех регионах у нас стопроцентное покрытие интернетом», подытожил замминистра.

Предложения Верховного суда «вызывают недоумение» из-за своей «поспешности и непроработанности», заявил заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров.

По его словам, мотивировки вместо отмены можно просто разрешить судьям писать на двух-трех листах (сейчас их объем нередко достигает десятков страниц).

В целом реформа в версии ВС приведет к «выхолащиванию существующих институтов», убежден Бобров: «Людям будет обеспечен доступ не к судопроизводству, а к каким-то усеченным его гарантиям».

Отдельные предложения ВС могут привести «к злоупотреблениям со стороны судов», опасается президент Федеральной палаты адвокатов​ Юрий Пилипенко. При этом норму, связанную с профессионализацией процесса, он принципиально поддержал.

Источник: https://www.rbc.ru/society/27/02/2018/5a9450be9a79473b4a8d3e41

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

В ходе обсуждения прозвучала критика различных предложений Верховного Суда по изменению норм ГПК, АПК и КАС. В частности, указывалось, что кардинальные изменения в процессуальные законы предлагаются без широкого научного обсуждения и мониторинга, предусмотренного проектом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

26 февраля состоялось специальное заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека на тему: «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства».

Мероприятие было посвящено обсуждению подготовленного Верховным Судом законопроекта об изменении Гражданского процессуального кодекса, Арбитражного процессуального кодекса и Кодекса административного судопроизводства, который был внесен в Думу в начале февраля.

В обсуждении принимали участие члены СПЧ, а также представители Министерства юстиции, Верховного Суда, различных сегментов юридического сообщества, в том числе адвокатуры. Федеральную палату адвокатов РФ представляли президент Юрий Пилипенко и вице-президенты Генри Резник, Геннадий Шаров и Алексей Галоганов.

Открыв заседание, председатель СПЧ Михаил Федотов предоставил слово заместителю министра юстиции РФ Денису Новаку, который изложил позицию Правительства РФ по законопроекту, о которой ранее сообщала «АГ».

Денис Новак отметил, что несмотря на обозначенную авторами поправок цель – «оптимизацию судопроизводства и снижение нагрузки на судей» – в заключении Правительства РФ многие предложения Верховного Суда были подвергнуты критике, поскольку они могут снизить уровень судебных гарантий защиты прав человека.

В частности, подчеркнул заместитель министра, речь идет о стремлении внести кардинальные изменения в процессуальные законы без широкого научного обсуждения и мониторинга, предусмотренного проектом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

Денис Новак, а вслед за ним и другие участники дискуссии перечислили те положения законопроекта, принимать которые пока преждевременно, поскольку не созданы объективные предпосылки для их реализации.

Возражения звучали, например, относительно идеи отказаться от составления мотивированных судебных решений и высылки повесток сторонам, введения института судебного поверенного с крайне узкими полномочиями.

Высказывались мнения, что судебные издержки могут возрасти, доступ к правосудию – усложниться, а нагрузки на судей при этом не снизятся.

Критические замечания высказала и Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, которая в своем выступлении признала, что Верховный Суд стремится оптимизировать процессуальные механизмы восстановления нарушенных прав, но сделать это мешает отсутствие Концепции судебной реформы. В такой ситуации, по мнению омбудсмена, нужно провести эксперимент на какой-то части территории страны, прежде чем вводить предложенные новации по всей России.

Отстаивавший позицию Верховного Суда председатель Президиума Совета судей РФ Виктор Момотов апеллировал к статистическим данным, из которых следует, что большая часть рассматриваемых гражданских и административных дел не содержат реального правового спора, судебные решения обжалуются лишь в 11,5% случаев. По словам Виктора Момотова, «составлять мотивированные решения нецелесообразно, если нет заинтересованных сторон».

Однако профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ Елена Борисова указала на возможность трактовать такую статистику иначе: по ее словам, многие не обжалуют судебные решения, потому что не верят в возможность выиграть дело. И тогда аргументы Верховного Суда становятся неубедительными, а цель предложенной реформы укладывается всего в три слова: ускорение, удешевление и упрощение.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко поддержал желание ВС РФ реформировать процедуру судопроизводства, которое в нашей стране, по его словам, находится частично в XIX, частично в XX, частично в XXI в.

Но несмотря на то что архаичные элементы судопроизводства давно нуждаются в модернизации, одно лишь упрощение процедур не всегда приводит к положительному результату.

У ФПА РФ есть ряд существенных замечаний к законопроекту, которые в письменном виде направлены в Верховный Суд РФ и Государственную Думу, сказал Юрий Пилипенко.

В частности, Федеральная палата адвокатов возражает против предлагаемого законопроектом значительного увеличения количества решений, мотивировочная часть по которым может не составляться судом, против наделения судьи правом ограничивать время выступлений участников процесса.

Читайте также:  Образец приказа об изменении режима рабочего времени - юридические советы

В своем выступлении президент ФПА РФ также предложил унифицировать наименования судебных актов: называть решениями все акты, которые суд первой инстанции принимает по результатам рассмотрения дела по существу, постановлениями – все акты вышестоящих инстанций, а определениями – лишь акты по процессуальным вопросам. Кроме того, Юрий Пилипенко выразил озабоченность неприемлемым отношением судей к принципу разумности при возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя: на практике суммы, подлежащие возмещению, нередко на порядок ниже реальных затрат.

В выступлениях членов СПЧ адвоката Юрия Костанова и председателя Независимого экспертно-правового совета Мары Поляковой также прозвучали предложения повысить качество правосудия не за счет снижения гарантий соблюдения конституционных прав граждан, а сохранив основополагающие принципы гражданского и административного процессов.

В целом большинство участвовавших в заседании СПЧ экспертов не считают возможным безоговорочно принять предложения Верховного Суда РФ по изменению процессуального законодательства.

Источник: http://president-sovet.ru/presscenter/publications/read/5446/

Реформу процесса предложено доработать // Правительство нашло недостатки в законопроекте Верховного суда

Комиссия Правительства по законопроектной деятельности высказала критику к законопроекту Верхового суда (ВС) о реформе процесса, сообщают «Ведомости». В частности, отказ от мотивировки снизит ответственность судей за свои решения, считает комиссия.

А монополию на профессиональное представительство в судах комиссия предлагает опробовать для начала в самом ВС. Впрочем, законопроект был концептуально поддержан при условии его доработки. Текст заключения правительственной комиссии пока не опубликован.

Проект реформы процесса Пленум ВС одобрил в октябре прошлого года. В Госдуму законопроект пока не внесен. Одно из его самых обсуждаемых предложений — отказ от мотивировки. Правительственная комиссия опасается, что это будет способствовать снижению уровня ответственности судей за свои решения и уменьшит доверие граждан к судебной системе

Идею ВС о профессиональном представительстве в суде (помимо адвокатов представителями в суде могут быть только лица с высшим юридическим образованием) Правительство поддержало, но предложило реализовывать ее поэтапно. Например, для начала установить такое требование для дел, которые рассматривает сам ВС.

Критике подверглось предложение сделать новым обстоятельством для пересмотра определение коллегии ВС, если оно попало в обзор практики, утвержденный Президиумом, и если в нем есть указание на возможность пересмотра.

По мнению Правительства, это противоречит подходу Конституционного суда (КС), который в октябре прошлого года не разрешил считать определение коллегии ВС новым обстоятельствам для пересмотра дел по правилам п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК (см. здесь).

КС считает, что менять практику применения нормы может только тот акт, который отвечает критерию окончательности (то есть его нельзя пересмотреть) и исходит от такого органа ВС, который по своему составу предназначен для формирования и отражения единого подхода (Президиум или Пленум).

Не согласилась комиссия и с идеей об ограничении договорной подсудности, так как это может ограничить права участников гражданских правоотношений.

Наконец, предложение о том, чтобы участники процесса сами следили за движением дела, может быть трудно реализовать на практике.

ВС не учитывает возможность сбоев в работе судебных ресурсов, а также то, что не во всех населенных пунктах есть доступ к Интернету.

Правительственная комиссия поддержала законопроект, но с условием его доработки.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2018/01/23/reformu_processa_predlozheno_dorabotat__pravitelstvo_nashlo_nedostatki_v_zakonoproekte_verhovnogo_su

О реформе верховного суда

03 октября 2017

Юристы и адвокаты высказались о законопроекте Верховного Суда, предполагающем целый комплекс поправок в ГПК, АПК и КАС

03.10.2017 | Новая адвокатская газета

По мнению части экспертов, предложения Верховного Суда необходимы и позитивны, однако другие считают, что поправки в основном отражают желание судей «облегчить себе жизнь за счет тяжущихся лиц» через усложнение доступа к суду и снижение уровня процессуальных гарантий.

Напомним, что среди поправок, предлагаемых Верховным Судом: обязательность наличия высшего юридического образования для представителя в процессе, сокращение круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, новые обстоятельства для пересмотра судебных решений и дальнейшее развитие упрощенных процедур судопроизводства.

Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин заметил, что комплексный характер изменений не позволяет дать проекту однозначную оценку: «Слишком много разнообразных идей в нем заложено: создается впечатление, что в один документ оказались сведены сразу несколько магистральных направлений развития судебной системы, длительное время вызревавших в недрах Верховного Суда».

Между тем, управляющий Юридическим товариществом XALATOV.ORG Сергей Халатов кардинальнее в своей оценке. Он считает, что задачи законопроекта, направленного на упрощение работы судей и уменьшение нагрузки на них, достигаются путем усложнения доступа к суду и снижения уровня процессуальных гарантий.

Сокращение круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения

Напомним, что проектом документа предлагается расширить перечень дел, по которым суд может не составлять мотивированное решение по рассмотренному им делу.

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

В случае реализации предложения Верховного Суда судебные акты последующих инстанций не позволят участникам процесса понять, почему стороны были не согласны с решением.

Латыев Александр Николаевич
Партнер

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Александр Латыев назвал положения, посвященные этому изменению, попыткой судей «освободить себя от обязанности мотивировать выносимые судебные акты».

«И если для решений по первой инстанции хотя бы предусматривается обязательность составления мотивировки по требованию участвующих в деле лиц, то судам следующих инстанций предлагается дать право выносить судебные акты без мотивировки всегда, когда они соглашаются с судом первой инстанции», – отметил он.

Указав, что у российских судов и сейчас немалые проблемы с оформлением мотивировочной части судебных решений, юрист отметил, что в случае реализации предложения Верховного Суда судебные акты последующих инстанций не позволят участникам процесса понять, почему стороны были не согласны с решением.

«Тем самым такие акты – и сейчас нередко называемые в народе отписками – с полным правом начнут носить это «гордое» имя», – заключил Александр Латыев.

Артем Берлин, соглашаясь с коллегой, выразил мнение, что разработчики законопроекта, обосновывая необходимость подобных изменений значительной стабильностью судебных актов, не учли ряд существенных моментов.

Во-первых, назначение мотивировки судебного акта, по мнению юриста, состоит не только и не столько в использовании ее для проверки в суде вышестоящей инстанции: обязанность мотивировать решение является одной из важных гарантий независимости и беспристрастности профессионального судьи. Мотивировка, т.е.

логически непротиворечивое установление на основании доказательств фактов дела и применение к ним норм права, не позволяет внутреннему убеждению судьи превратиться в произвол.

«Конечно, качество мотивировки в наших реалиях не всегда приводит к достижению этой цели, но полное устранение ее делает решение суда произвольным», – уверен Артем Берлин.

Во-вторых, предлагаемые нововведения усугубляют давний порок российского процессуального законодательства, допускающего составление мотивировочной части после вынесения резолюции по делу.

«Очевидная логическая ошибка, когда вместо выведения заключения из посылок посылки подгоняются под уже готовый вывод, не только поддержана законопроектом, но и возведена в абсолют: решение принимается здесь и сейчас, а мотивы к нему будут придуманы… когда-нибудь потом, – выразил недоумение юрист.

– И эти меры принимаются вместо того, чтобы отменить никому не нужное немедленное оглашение резолютивной части и перейти к составлению решений в естественном порядке».

В-третьих, представляется ошибочным тезис о том, что мотивировка не нужна, потому что решения судов мало обжалуют. Мотивировочная часть в идеале необходима именно для того, чтобы убедить стороны в правильности принятого решения. Правильно и убедительно составленное полное решение с меньшей вероятностью будет обжаловано.

В-четвертых, отказ от мотивировки разрушает институт преюдиции, так как преюдициальные факты устанавливаются в мотивировочной части решения.

На момент разрешения данного спора стороны далеко не всегда знают, потребуется ли им в будущем опора на установленные в деле факты.

«Что же остается: требовать мотивированного решения по всем без исключения делам, рискуя заработать неудовольствие судьи? Или смириться с потерей преюдициальной защиты?» – задался вопросами юрист юридической фирмы «Борениус».

По его мнению, полное устранение обязанности мотивировать судебные акты приведет к существенному снижению гарантий судебной защиты.

«Представляется, что они спроектированы, исходя из ложно понятого назначения процессуального законодательства, которое состоит не в облегчении и упрощении жизни сотрудников судебного ведомства, а в эффективном разрешении споров о праве.

Упрощенная форма судебного разбирательства не может становиться доминирующей в процессе – ей следует оставаться исключением, а не правилом, – подчеркнул Артем Берлин. – Хочется надеяться, что при прохождении законопроекта эти положения будут скорректированы».

Подсудность вместо подведомственности

Разработчики проекта полагают, что формирование предметов ведения судов общей юрисдикции и арбитражных судов должно производиться посредством института подсудности.

Адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита» Роман Кабанов считает, что Верховный Суд РФ сильно заблуждается относительно выбранного механизма обеспечения единообразия судебной практики.

Он уверен, что, увязывая необходимость избавления от подведомственности и ликвидацию Высшего Арбитражного Суда, Верховный Суд в законопроекте делает ошибку, полагая, что с отсутствием ВАС РФ прекратилось деление судов на две системы: арбитражную и общей юрисдикции.

«Все же если посмотреть на законодательство объективно, то с ликвидацией ВАС РФ судебная система, будучи объединенной на уровне ВС РФ, сохранила дуализм как минимум на первой, апелляционной и первой кассационной инстанциях, а на мой взгляд, этот дуализм сохранился фактически и на уровне второй кассации в ВС РФ, – отметил адвокат. – Более того, в настоящее время действуют федеральные конституционные законы «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации»».

По мнению Романа Кабанова, институт подведомственности решает задачу отделения экономических дел от любых иных; целью же существования института подсудности является распределение дел между судами каждой из систем в рамках одной системы. «Фактически ВС РФ, ликвидируя институт подведомственности, выдергивает подведомственность из общей структуры надлежащего механизма определения конкретного суда, который компетентен рассматривать спор», – считает он.

Читайте также:  «амнистия капиталов» – 2015 коснется ряда статьей ук рф - юридические советы

Обязательность наличия высшего юридического образования для представителя

По аналогии с КАС в гражданский и арбитражный процесс законопроектом предлагается ввести нормы о допуске в качестве представителей исключительно лиц с высшим юридическим образованием. При этом для совершения технических действий в процесс может допускаться фигура «поверенного», обладающего ограниченным набором полномочий.

Артем Берлин отметил, что не вполне ясна цель, которую преследуют разработчики законопроекта. Он указал, что вводя профессиональное представительство, закон при этом не предполагает ни профессионального процесса, ни дисциплинарной ответственности недобросовестных представителей.

«Предусматривая фигуру технического помощника, законопроект предоставляет ему странный набор полномочий: давать письменные и устные объяснения, получать судебные извещения и копии судебных актов.

При этом такие типовые действия, как доставка в суд подписанных профессиональным представителем документов и ознакомление с материалами дела, в этом перечне почему-то не значатся», – добавил Артем Берлин. По его мнению, целесообразность этих изменений заслуживает отдельного подробного обсуждения.

Между тем, вполне благосклонно к тому, что ВС РФ «все-таки воспринял идею о некоторой профессиональности процесса, одним из аспектов которого является наличие у представителя высшего юридического образования», отнесся адвокат Роман Кабанов. Кроме того, он отметил, что это предложение особенно интересно в контексте внесенного в Госдуму законопроекта главы АЮР Павла Крашенинникова о допуске к судебному представительству и реакции на него адвокатского сообщества.

Новые обстоятельства для пересмотра

Законопроект Верховного Суда вводит новые обстоятельства, которые могут стать основаниями для пересмотра судебного акта, – определение либо изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики Верховного Суда. Адвокат Роман Кабанов считает, что этим положением Верховный Суд наконец обозначает статус обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ, так как он до сих пор не определен ни в одном законодательном акте.

С ним не согласен управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин, который не одобряет идею Верховного Суда искать «обстоятельства, создающие возможность пересмотра дела уже в источниках существенно более низкого порядка – в произвольно подобранных в таком обзоре прецедентных делах».

Процессуальные особенности рассмотрения дел

Законопроект также содержит ряд поправок, касающихся процессуальных особенностей рассмотрения дел в указанных судопроизводствах.

Так, законопроектом предлагается по аналогии с ГПК перейти в арбитражном процессе к рассмотрению отводов единоличному судье им же, устранив правило о необходимости решения этого вопроса заместителем председателя суда или председателем судебного состава.

В пояснительной записке на этот счет отмечается, что поправкой предлагается «реализация принципов независимости суда, процессуальной экономии, повышения эффективности рассмотрения дела».

«Это предложение, конечно, явно неудачно и, будучи реализованным, приведет к обратному эффекту: попрание общеизвестной максимы о недопустимости быть судьей в собственном деле умаляет, а не реализует принцип независимости», – считает Артем Берлин.

Роман Кабанов выделил поправку, в соответствие с которой лицо, участвующее в деле, предоставляя доказательства в суд, обязано направить или вручить такие доказательства иным лицам, участвующим в деле, у которых такие доказательства отсутствуют.

Более того, в гражданский процесс могут «перекочевать» правила о перечне документов, прилагаемых к исковому заявлению, из арбитражного процесса, т.е.

к исковому заявлению должны будут прилагаться документы, подтверждающие направление копии искового заявления с прилагаемыми документами лицам, участвующим в деле, у которых отсутствуют такие документы.

Таким образом, в гражданском процессе с суда снимут обязанность самостоятельно направлять копии искового заявления с приложенными документами лицам, участвующим в деле, – это станет обязанностью истца.

Также в ГПК из АПК законопроектом предлагается перенести правила разрешения вопросов о судебных расходах.

Так, заявление по вопросу о судебных расходах, не разрешенное при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в суд, рассматривающий дело в качестве суда первой инстанции, в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Трехмесячный срок подачи заявления по вопросу о судебных расходах устанавливается и для арбитражного судопроизводства, таким образом, сократившись с 6 до 3 месяцев.

Дополняются нормы ГПК о судебных извещениях. «Эти положения также заимствованы из арбитражного процесса, и их внедрение представляется обоснованным при условии соблюдения судами правил об уведомлении лиц, участвующих в деле, о начавшемся процессе, а также своевременном размещении (и размещении в принципе) информации о движении дела», – отметил адвокат Роман Кабанов.

Изменению также предлагается подвергнуть и правовую норму ГПК РФ о надлежащем извещении, восприняв правила о надлежащем извещении, содержащиеся в АПК РФ. «С точки зрения практики гражданского процесса эти изменения являются крайне важными и необходимыми, т.к.

в ранее действующей редакции ГПК РФ если лицо настойчиво не хотело получать судебное извещение, то не было действующего механизма, позволяющего однозначно считать такое лицо надлежаще уведомленным.

Вносимое изменение позволит преодолеть недобросовестное поведение лица, которому направляется судебное извещение», – отметил адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита».

Позитивным он назвал и предложенные изменения в части редакции нормы ГПК о выдаче и направлении копий решения суда: ВС РФ предлагает обязать суды направлять копии решения суда любым лицам, участвующим в деле, и их представителям вне зависимости от того, присутствовало ли лицо в судебном заседании. «Действующая редакция ст. 214 ГПК РФ предполагает необходимость направлять копии решения суда лишь гражданам, которые участвуют в деле, но не присутствовали в судебном заседании», – напомнил эксперт.

Кроме того, Роман Кабанов также считает обоснованным предложение Верховного Суда указывать в определении адрес электронной почты суда, по которому лица, участвующие в деле, могут направлять и получать информацию о деле и иные сведения.

Особое место в инициативе ВС РФ по редактированию ГПК РФ занимает институт примирительных процедур и мирового соглашения, считает адвокат.

«По сравнению с действующей редакцией ГПК РФ, предлагаемые изменения более четко очерчивают правовое регулирование института мирового соглашения, а именно его заключения, формы и содержания, утверждения и исполнения.

Что касается примирительных процедур, то не совсем понятно, что имеется в виду кроме мирового соглашения. Медиация по-прежнему является неэффективным инструментом примирения в области судебных споров», – отметил он.

Заметив, что предлагаемые ВС РФ изменения являются по большей части необходимыми и позитивными, Роман Кабанов выразил ряд претензий прикладного характера.

«Так, например, работа ГАС «Правосудие» оставляет желать много лучшего, поэтому, внедряя обязанность лиц, участвующих в деле, самостоятельно отслеживать движение дела, необходимо в первую очередь позаботиться о надлежащем функционировании автоматизированной системы, – сказал он.

– Если применять предлагаемые изменения без обеспечения надлежащего функционирования автоматизированной системы в СОЮ, такие изменения станут фарсом, а количество дел, в которых лица, участвующие в деле, перестанут получать соответствующую действительности своевременную информацию о движении дела, будет возрастать в геометрической прогрессии».

Также он отметил, что предложения Верховного Суда фактически устанавливают идентичные правила судопроизводства для подсистем арбитражных судов и СОЮ.

Вместе с тем механизм восстановления пропущенного процессуального срока в гражданском судопроизводстве ВС РФ не меняется.

«Таким образом, правовая бессмыслица, при которой решение о восстановлении пропущенного процессуального срока в СОЮ принимает суд, чей судебный акт обжалуется лицом, не устраняется, а наоборот настойчиво консервируется ВС РФ», – подчеркнул Роман Кабанов.

Кардинальные изменения в процессуальном законодательстве России в очередной раз пытаются провести в обстановке сугубой секретности, без элементарного обсуждения в юридическом сообществе, считает Сергей Бородин. «Не следует ли первоначально обсудить потребность в реализации предложенных проектом новаций в академическом и юридическом сообществе?» – задается вопросом адвокат.

Сергей Халатов уверен, что если Правительство, Федеральное Собрание и Президент согласятся с предложенными поправками Верховного Суда, то «более половины дел будут рассматриваться в российских судах в различных упрощенных формах, а оставшиеся будут весьма дороги для тяжущихся».

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/o_reforme_verhovnogo_suda/

Суды смогут сами устанавливать недобросовестность участников гражданского процесса

Российским судам предписано занять активную позицию в гражданских процессах – они смогут по своей инициативе делать вывод о недобросовестности участников спора.

Такие рекомендации дает Верховный суд (ВС) в утвержденном вчера постановлении своего пленума, разъясняющем вопросы применения общих положений первой части Гражданского кодекса.

Это первое постановление ВС, которое разрабатывалось с учетом практики как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции.

Если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения, суд выносит на обсуждение такие обстоятельства, даже если стороны на них не ссылались, говорится в постановлении. Если недобросовестное поведение будет установлено, суд может частично или полностью отказать стороне в защите принадлежащего ей права.

Судам также рекомендовано исправлять ошибки заявителей.

Неверно избранный способ защиты – не основание для отказа в принятии искового заявления, указывает ВС: в этом случае еще на стадии досудебной подготовки следует вынести на обсуждение вопрос о юридической квалификации спора.

Читайте также:  Куда обращаться по факту мошенничества в интернете? - юридические советы

Судебная практика уже шла по этому пути, отметил зампред ВС по гражданским делам Василий Нечаев. Если судья, увидев ошибки в иске, поможет их исправить и потом рассмотрит дело, то это будет способствовать вынесению справедливого решения, объясняет он.

Правила перепоста

Размещение гражданином своего изображения в сети не дает права другим на использование такого изображения, уточняет ВС. Исключение сделано для ресурсов, предусматривающих возможность репоста.

«Это борьба с формализмом», – поддержал судей завкафедрой гражданского права юрфака МГУ профессор Евгений Суханов. Если люди не могут позволить себе профессионального юриста и ошибаются при подаче иска, суд может помочь.

Процесс социализации права приводит к тому, что слабая сторона наделяется большими возможностями, ведь задача суда – найти справедливое решение, подчеркивает секретарь пленума ВС Виктор Момотов: «Мы отходим от формального равенства и переходим к соразмерному предоставлению прав».

Однако юристы опасаются, что право судов самостоятельно делать вывод о недобросовестности участника спора поставит под угрозу принцип состязательности сторон.

Были случаи, когда выводы о недобросовестности без каких-либо предпосылок появлялись в мотивировочной части судебного решения, когда не было уже никакой возможности возразить, вспоминает Вадим Зарипов из «Пепеляев групп».

Поэтому очень важным является уточнение, которое обязывает суд вынести такой вопрос на обсуждение, говорит он. Сторона, которую обвиняют в недобросовестности, вправе предоставить доказательства обратного, подтверждает судья ВС Иван Разумов.

Это и есть проявление состязательности процесса – суд должен предоставить его участникам возможность реализовать свои права.

Инициатива суда в признании недобросовестным поведения участников спора может быть оправдана при заведомом неравенстве сторон, согласен Зарипов: например, если рядовому гражданину в суде противостоит юрист банка. Но в конечном счете она является отражением патерналистской доктрины наших судов: адекватную защиту прав граждан могло бы обеспечить, например, официальное признание «гонорара успеха» – т. е. права юриста на часть присужденного судом вознаграждения.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/06/24/597719-sudi-smogut-sami-ustanavlivat-nedobrosovestnost-uchastnikov-grazhdanskogo-protsessa

Верховный суд предложил масштабную процессуальную реформу

https://www.znak.

com/2017-10-04/verhovnyy_sud_predlozhil_masshtabnuyu_processualnuyu_reformu

Пленум ВС одобрил внесение в Госдуму РФ законопроектов, предусматривающих внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС). Документы содержат более 120 страниц и предполагают масштабные изменения процесса рассмотрения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, которые коснутся как судей, так и участников споров, пишет «Коммерсантъ».

Наиболее важным изменением является отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Таким образом, суду достаточно будет указать на удовлетворение или отказ в иске, не объясняя причин такого решения.

Исключения сделаны лишь для нескольких категорий дел, по которым мотивировка должна будет отписываться и которые ВС, по-видимому, считает наиболее важными.

Для арбитражных судов — это дела о взыскании средств с бюджетов и споры из публичных правоотношений, дела о банкротстве, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств.

Для судов общей юрисдикции — это, помимо указанных, споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье, о защите пенсионных прав или интересов неопределенного круга лиц.

Юристы, поддерживая задачу разгрузить суды, негативно воспринимают предложения об отказе от мотивировочной части решений. «Без мотивировки, по сути, нет правосудия. Это допустимо в некоторых случаях для мелких исков, но превращение этого в общее правило подрывает основы процесса.

Без полных судебных решений нельзя говорить о складывающейся практике, неясно, как выявлять аналогичные дела и как устанавливать преюдициальные факты», — указывает управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай.

По его мнению, сложно говорить и об обжаловании судебных решений, не зная мотивов суда, а наличие подробной и логичной мотивировки может, наоборот, заставить сторону отказаться от обжалования решения.

Составлять мотивировку по остальным делам суд должен будет только по просьбе стороны. Апелляционный суд также сможет не отписывать мотивы решения, если он оставляет судебный акт без изменений и сторонами не были заявлены новые доводы и доказательства. Более того, по умолчанию апелляция будет рассматривать арбитражные дела судьей единолично, а не в коллегиальном составе, как сейчас. 

Другое существенное нововведение ВС связано с тем, что арбитражные судьи смогут сами рассматривать заявления об их отводе — такое правило действует в судах общей юрисдикции. В арбитражах подобные заявления относятся к компетенции председателей судебных составов или самих судов.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции.

Помимо личного вручения повестки надлежащим извещением будет считаться его передача любому совершеннолетнему лицу, которое проживает с участником процесса, а также если гражданин не явился за получением повестки либо почта уведомила об отсутствии адресата по указанному адресу. Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

Особое внимание пленум уделил практике применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. В этой связи было принято два документа: рекомендательное постановление ВС и проект закона о внесении изменений в ст. 108 и ст. 109 УПК РФ.

В первом судьям в очередной раз было рекомендовано при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности «проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий». И прекращать уголовное преследование, если следствие использовало недопустимые доказательства (ст.

75 УПК РФ), а также «строго соблюдать» положения ч. 1 ст. 108 УПК, устанавливающей запрет на арест предпринимателей.

В эту статью ВС предлагает внести уточнение, в соответствии с которым арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления «совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях такой деятельности». К предпринимателям ВС также относит «членов органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению ею». Это, по мнению судей, должно навсегда исключить кривотолки при определении участниками процесса этих понятий.

Кроме того, ВС рассчитывает обязать следователей, ходатайствующих о продлении арестов, надлежаще обосновывать свои требования. В частности, указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены.

Если следователь в ходатайстве ссылается на «старые» основания либо не может объяснить, по каким причинам не провел намеченные ранее следственные действия, суд вправе не только изменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного. 

Источник: https://www.znak.com/2017-10-04/verhovnyy_sud_predlozhil_masshtabnuyu_processualnuyu_reformu

Судебная реформа без идеи — Daily Storm

«Вы сказали о трех этапах, в которые пройдет реформирование этой совершенно уникальной модели судебной системы.

А есть ли в принципе, начиная с первого этапа, какая-то концепция проведения судебной реформы, хотя бы сравнимая с той, которая была в 1991 году?» — вопрос закономерный, но почему-то поставивший председателя совета судей в тупик, прозвучал от одной из участниц специального заседания СПЧ.

«Что касается формальной концепции — ее нет. Многие предложения, обсуждаемые в Верховном суде, — это предложения лично Вячеслава Михайловича Лебедева (председатель Верховного суда. — Примеч. «Шторма»). Это, скорее, его стратегический план развития судебной системы». 

Тут участники заседания перекинулись многозначительными взглядами. Вопросов с каждым часом становилось все больше: каким образом судьи придумывают законопроекты, какова общая цель всей реформы.

Тем не менее авторы называют ее «масштабным комплексом изменений, объединенным единой логикой». Правда, логика эта никому не известна, несмотря на то что первый этап реформы, как оказалось, начался еще в 2014-м. Тогда предлагали объединить Верховный и Высший арбитражный суды.

На втором этапе подразумевалось создание структурного органа апелляционных и кассационных окружных судов. 16 февраля соответствующий законопроект был принят Госдумой в первом чтении. Сейчас обсуждается третий этап, а впереди, судя по всему, еще несколько, когда свет увидят другие законопроекты.

Например, о статусе председателей судов, об ограничении давления на судей, об их дисциплинарной ответственности.

«Все эти вопросы отмечаются Верховным судом, идет разработка иных мер в этой сфере, но невозможно всю судебную реформу уместить в один законопроект. На все, что касается статуса судей, председателей судов и иных аспектов судебной реформы, будет предусмотрен самостоятельный законопроект, который по мере подготовки мы сможем обсудить», — считает Момотов.

Однако обсуждение носит странный характер, ведь те же правозащитники не участвуют в рабочих группах. Проекты законов обсуждаются судьями лишь в присутствии научного сообщества.

На предложение включить правозащитников в работу председатель совета судей вежливо уточнил, что это уже произошло: реформа обсуждается с членами СПЧ на таких заседаниях.

И все вроде бы слышат друг друга, но стоят на своем.

«Вы говорите об идеальной судебной системе, а мы-то понимаем, что она далеко не идеальна, и все эти нововведения на практике позволят хитрить. Может быть, не столько судьям, сколько аппарату судов», — подметил Леонид Никитинский, член СПЧ.

По итогам заседания правозащитники высказали все замечания, а авторы поправок дипломатично пообещали их учесть. В планах СПЧ — провести еще одно специальное заседание на эту тему.

Источник: https://dailystorm.ru/vlast/sudebnaya-reforma-bez-idei

Ссылка на основную публикацию