Военным, полицейским и врачам запретят объявлять голодовку — юридические советы

Патрульные устали и уходят: почему полицию массово покидают кадры

Военным, полицейским и врачам запретят объявлять голодовку - юридические советы

Служба, которую ярко рекламировали два года назад, переживает острый кадровый голод и кучу внутренних проблем.

«Вчера я сдал жетон, удостоверение и просто обязан что-то написать по этому поводу», — так начинается пост, вызвавший большую дискуссию в «Фейсбук». Речь идет о первом детище реформ в МВД – патрульной полиции. Новообразование, вызвавшее летом 2015 года небывалый ажиотаж и восторг, сейчас переживает шквал критики и острый кадровый голод.

«Не смог привыкнуть к двум ночным сменам подряд»

Автор поста Антон, теперь уже бывший патрульный из Днепра, назвал три основные причины своей отставки. Первая – хроническая усталость.

  График у патрульного полицейского – это 2 дневных смены, 2 выходных дня, 2 ночных смены и снова 2-дневный отдых. На первый взгляд, вполне подъемно для молодого и здорового организма, а других в полиции и не может быть.

Однако парень признается, что так и не смог привыкнуть к двум ночным сменам подряд.

«Добавьте сюда ещё регулярные занятия по служебной подготовке, организованные, вопреки приказу №50, в выходные дни. Выходы в усиления, в честь праздников или приезда «царей», — пишет автор поста.

Вторая причина – зарплата. 8 000 гривен перестали казаться престижным жалованием.  «В пересчёте на курс, который был при «злочинній владі», это 2500 грн… И эту цифру ещё надо постараться получить, учитывая практику руководства — лишения премии в наказание за… За что попало».

В неофициальных разговорах с «КП» в Украине» многие патрульные говорят, что их степень риска и мера ответственности в условиях нынешней дороговизны жизни катастрофически недооцениваются.

— И еще учтите, что на этой собачьей работе у нас фактически нет перспектив для карьерного роста. Мы временщики. Нужны, пока молодые, — пожаловался 26-летний Игорь, работающий в столичном патруле.

«Работай на корзину и будешь молодцом»

Третья причина – это критерии оценки, которые до боли напоминают работу милиции в «совке». По словам Антона, соревнования между ротами, батальонами и управлениями в количестве составленных административных материалов инициируются командирами низшего звена и воспринимаются как норма даже самым высшим руководством.

В итоге появляются заочно выписанные постановления пешеходам-нарушителям, штрафы за курение в незапрещенных для этого местах, рейды по борьбе с непристегнутыми ремнями и прочие вещи, тянущие на уголовную статью о служебном подлоге.

«Судебная перспектива таких материалов понятна заранее, но это мало кого волнует. Работай на корзину и будешь молодцом», — резюмирует автор поста.

К чести Антона надо отметить, что о своей службе в полиции, о товариществе и братстве он сказал и много добрых слов, но это осталось незамеченным. Многие участники обсуждения осуждали парня за слабость, дескать, пришел на работу ради селфи и бросил дело на полпути. Многие укоряли, что он еще настоящего горя не хлебал, как бывшие патрульные постовые.

— Я за копейки землю топтал, ручки с бумагой покупал, бензин сам добывал для служебной машины. А потом всех нас в расход, а молодых-зеленых набрали. И дали им все – иномарки новые, планшеты, горючее за госсчет, красивую форму, — говорит Игорь К., бывший руководитель роты ППСников. – А эти сопляки еще и жалуются!

Но есть и такие, кто считает, что Антон вынес на люди еще не всю правду.

— Тут много недосказано. Особенно про 40-60% недостачи штаба, из-за чего работаешь не на упреждение, а просто чтобы закрыть вызов, — написал один из участников обсуждения. —  Руководство будто умышленно рушит систему изнутри, когда дает «ментовские» задачи наказать человека, а не работать так.

чтобы ему помочь. Когда ограничивают решение разных ситуаций временными рамками, за нарушение которых имеешь минут 1000-2000 гривен зарплаты.

  Когда заставляют выполнять незаконные задачи, а если ты об этом говоришь, то продолжительность рабочего дня может составить по 19 часов без возможности перерыва на обед.

Романтики закончились. Прагматики не выдерживают

То, что в патрульную полицию уверенно возвращаются старые методы и традиции, подтверждают и наши источники в НП.

— Спускаются задачи по количественным показателям, от которых сами же обещали отказаться. Бензин да, еще дают, но форму многим приходится докупать уже за свои. Кадровый некомплект большой.

Ребята разрываются между ДТП, семейными дебошами, вызовами на мелкие кражи и крупные грабежи. В итоге едут на вызовы по 30-40 минут, а то и больше. Сами они нервные, заявители – недовольные.

В Киеве и других крупных городах хоть все вызовы худо-бедно закрывают, а в провинциях могут и не приехать – нет свободных людей, — рассказывает наш собеседник.

Не брезгуют новые копы и старыми подработками – только недавно, как рассказывала «КП» в Украине», были разоблачены пятеро полицейских, грабивших подвыпивших пассажиров на вокзале. Зафиксированы случаи воровства при осмотре машин, факты взяток. Хотя коррупции и правда меньше, чем в старой гвардии.

— Те, кто пришел по совести работать и понимал, куда попал, стараются держаться. Только надолго ли хватит таких, — говорит сотрудник НП.

Согласно информации на официальной сайте патрульной полиции, в Киеве и Львове открыты 200 вакансий, в Днепре – 250, в Одессе – 300. Десятки полицейских хронически требуются маленьким городам.

 – Конкурсы объявляют и продлевают больше для вида. Свободных место давно полно по всей Украине. Желающих мало, — отмечает полицейский. – Когда все это начиналось, романтики волной хлынули, а таких больше нет. Приходят те, кому больше некуда податься. Есть из АТО с подорванной психикой. Многие претенденты на места в полиции не отвечают критериям отбора.

Полицейские жалуются, что стали заложниками слишком красивой рекламы. А по факту чувствуют себя обманутыми в обещаниях и надеждах.

Комментарий эксперта

Олег Мартыненко, эксперт-полицеист, доктор юридических наук:

— Реформа полиции не провалилась. Не может провалиться то, чего не было. МВД навязали специалистов из Грузии, которые не привезли с собой новую модель, а просто отработали американские деньги. Создали этакую «историю успеха» — по форме, но без содержания. Теперь американские деньги закончились, приходится переходить на бюджет. А он всегда был скудным и недостаточным для нормальной работы.

По словам эксперта, сейчас МВД готовится осваивать канадский грант.

— Но эти деньги пойдут на обучение. А если вечно обучаться, не понимая для чего, тоже ничего не выйдет.

Источник: https://kp.ua/life/587672-patrulnye-ustaly-y-ukhodiat-pochemu-polytsyui-massovo-pokydauit-kadry

Главной военной прокуратуре грозит ликвидация

На прошлой неделе появились сообщения, что в России ликвидируется Главная военная прокуратура. Военные прокуроры попробовали опровергнуть эту информацию, но получилось это как-то неубедительно. «Наша Версия» разобралась, как будет ликвидировано армейское надзорное ведомство и почему это надо было сделать уже давно.

Несмотря на противоречивую информацию, очевидно, в следующем году Главную военную прокуратуру (ГВП) в любом случае ожидают большие перемены.

Имеющаяся информация позволяет утверждать, что ГВП прекратит своё существование как отдельная структура, находящаяся на балансе Минобороны, и преобразуется в спецуправление в составе гражданского надзорного ведомства.

Таким образом, предполагается, что статус Главной военной прокуратуры будет понижен до управления, входящего в состав Генеральной прокуратуры РФ. Кроме того, ГВП будет подвергнута серьёзным штатным изменениям. При этом её сотрудники сменят армейские погоны на прокурорские.

Глава ГВП потерял доверие

Слухи о расформировании прокуратуры ходят уже более 10 лет. За это время сама армия, над которой надзирают военные прокуратуры, была неоднократно и нещадно реформирована и сокращена. Однако численность военных прокуроров до последнего момента оставалась неизменной.

Эксперты говорят, что на стороне военных прокуроров играют сильные лоббисты, с помощью которых ГВП неоднократно удавалось отстаивать свои интересы и в зародыше подавлять любую потенциальную угрозу. Это в полной мере проявилось во время создания военной полиции, которая, как планировалось, должна была забрать часть функций у военных прокуроров.

В результате затяжной подковёрной войны решение о создании военной полиции устояло, но новая правоохранительная структура получила весьма ограниченные полномочия.

По оценкам экспертов, ахиллесовой пятой Главной военной прокуратуры в сложившейся ситуации стал нынешний главный военный прокурор Сергей Фридинский (на фото).

Всю его деятельность на посту главного военного прокурора сопровождали многочисленные скандалы, связанные с квартирными и земельными махинациями, «прикрыванием» близких ему людей и, напротив, чрезмерно жёстким отношением к офицерам, имеющим большой авторитет в войсках.

В частности, речь может идти о жёсткой позиции военных прокуроров во время суда над бывшим главнокомандующим Сухопутных войск генералом Владимиром Чиркиным, которого обвиняли в мошенничестве.

Потому из-за пошатнувшегося авторитета Фридинский сегодня не может в полной мере задействовать все рычаги, чтобы отстоять статус военных прокуроров.

Более того, большинство экспертов склонны считать, что по результатам преобразований генерал сам скорее всего будет вынужден покинуть ведомство.

Сможет ли ГВП выстоять в этот раз, узнаем до конца года. Но есть основания полагать, что на этот раз серьёзных реформ не избежать.

Возможно, система военного надзора вернётся к состоянию, в котором она пребывала до 1997 года, – до создания ГВП в нынешнем виде её функции выполняло Главное управление по надзору за исполнением законов в Вооружённых силах РФ.

Сотрудникам ведомства уже сообщили о предстоящей реформе и предложили сделать нелёгкий выбор – кто готов перейти в Генпрокуратуру, а кто выйдет на пенсию в статусе военнослужащего.

Прокурорам заглянули в карман

Следует отметить, что парадоксальная ситуация, когда за соблюдением законности в армии надзирает ведомство, само стоящее на довольствии у Минобороны, с самого начала вызывала много вопросов.

Да, прямой зависимости военных прокуроров от министра обороны никогда не было, особенно это касается должности главного военного прокурора, который имеет статус заместителя генпрокурора РФ и назначается на должность Советом Федерации.

Но остальные прокуроры пусть и косвенно, всё же имели отношение к военному ведомству – получали воинские звания, денежное довольствие, квартиры, а также материально-техническое обеспечение, включая служебные помещения, транспорт и средства связи.

Читайте также:  Стал известен размер мрот с января 2019 года - юридические советы

Как рассказал «Нашей Версии» офицер военной прокуратуры Южного военного округа, определённые рычаги воздействия у военных были – например, при возникновении конфликтных ситуаций по надуманным причинам прокурорам могли задержать выплату денежного довольствия.

В первый раз показательно ярко конфликт интересов проявился в 2005 году, когда публичные пикировки между министром обороны Сергеем Ивановым и главным военным прокурором Александром Савенковым стоили должности последнему. Всё началось с того, что главный военный прокурор жёстко выступил по поводу разгула преступности в войсках, в ответ министр в жёстких и даже где-то оскорбительных выражениях отреагировал на критику. Это наглядно показало, что военные прокуроры не так уж независимы от военных.

Кроме того, ликвидацию военной прокуратуры напрямую связывают с экономическими причинами и сокращением бюджетных средств. Выяснилось, что военные прокуроры находятся в привилегированном положении.

Так, Минобороны доплачивает сотрудникам ГВП дополнительно за должности и звания. И теперь, в условиях необходимой экономии, решено, что такое разделение прокуратур является несправедливым.

Отмечается также, что это решение было принято ещё несколько лет назад, но откладывалось до лучших времён.

Источник: https://versia.ru/glavnoj-voennoj-prokurature-grozit-likvidaciya

За нападение на медиков накажут по двум кодексам

Защита врачей и медсестёр в нашей стране выйдет на новый уровень. К профессиональному празднику медработников, отмечаемому 18 июня, Госдума приняла в первом чтении сразу два законопроекта, предусматривающих наказание за нападение на них и попытки не пустить врачей к пациентам, в том числе за блокирование машин скорой помощи.

Медикам больше не придётся защищать себя самостоятельно

Нападения на врачей в нашей стране перестали быть редкостью. Только в 2016 году было зафиксировано 1226 подобных случаев. Дело дошло до того, что медикам пришлось учиться защищать себя неожиданными методами. В Санкт-Петербурге, к примеру, «Российское общество скорой медицинской помощи» даже выпустило специальное методическое пособие на этот счёт.

Читайте по теме«Оно называется “Порядок действий в ситуациях, представляющих угрозу для жизни и здоровья при исполнении служебных обязанностей.

Памятка для работников скорой помощи”, — рассказал один из авторов законопроектов, председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов. — Да, мы дожили и до этого. Но в этом вопросе необходимо поставить точку».

Точку, по мнению парламентариев, здесь можно поставить лишь «комплексными мерами».

Два законопроекта, принятых Госдумой в первом чтении 16 июня, предусматривают внесение поправок в Уголовный кодекс (и, соответственно, в Уголовно-процессуальный кодекс) и Кодекс об административных правонарушениях. Изменения вводят в российское уголовное и административное законодательство новую статью — «Воспрепятствование оказанию медицинской помощи».

Согласно поправкам в УК, преступление, совершённое путём удержания, угроз, создания препятствий по доступу к больному и повлекшее по неосторожности причинение вреда средней тяжести его здоровью, наказывается штрафом в размере до 40 тысяч рублей, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырёх месяцев. Если же в результате произошедшего пациент умер или его здоровью был причинен тяжкий вред, то наказание будет ещё более суровым — принудительные работы либо лишение свободы на срок до четырёх лет.

Любые насильственные действия в отношении врача и сам факт угрозы убийством, будут нести серьёзную повышенную уголовную ответственность.

Кроме того, законопроектом предлагается повысить уголовную ответственность за угрозу убийством и за причинение вреда здоровью.

«Мы повышаем данную ответственность прежде всего для того, чтобы каждый понимал, что любые насильственные действия в отношении врача, в том числе и причинение лёгкого вреда здоровью и сам факт угрозы убийством, будут нести серьёзную повышенную уголовную ответственность — за угрозу убийством до 5 лет лишения свободы, за причинение лёгкого вреда здоровью до 2 лет лишения свободы», — рассказала один из авторов законопроектов, заместитель председателя Госдумы Ирина Яровая.

Читайте по темеИзменения в КоАП предусматривают штраф в размере от 4 тысяч до 5 тысяч рублей или административный арест на срок до 15 суток за воспрепятствование деятельности врачей.

Этими же поправками вводятся меры ответственности для водителей за отказ пропустить машину скорой.

«Если в таком случае не могла быть оказана своевременная медицинская помощь, штраф будет составлять 30 тысяч рублей», — пояснила парламентарий.

Также в наказание за подобное деяние предусмотрено лишение права управления транспортным средством на срок до 2 лет.

По мнению Ирины Яровой, такие наказания полностью оправданны. «Есть населённые пункты, где только один фельдшерский пункт, и если причиняется вред здоровью медика или ему не дают работать, медпомощи лишается весь посёлок», — пояснила она.

Нетрезвый мужчина наносит тяжелые травмы сотрудникам больницы в Новгородской области / Кадр с записи камеры видеонаблюдения

Что дальше?

С приведёнными доводами согласились представители всех четырёх фракций. «Эти меры назрели давно. Почти каждый день мы слышим об агрессии в отношении медработников, как будто против них идёт гражданская война», — возмутился первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Федот Тумусов. 

Дмитрий Морозов напомнил о том, что медицинское сообщество прежде просило приравнять медработника к полицейским.

«Этот вопрос прорабатывался, формулировался в законопроекты, но инициативы получали отрицательные отзывы от Минздрава, — пояснил парламентарий.

— Сегодня мы вышли на те юридические формулировки, которые позволяют закрыть широкий спектр проблем в этой сфере и обеспечить безопасность медработников».

В то же время у депутатов есть предложения, как усовершенствовать документ ко второму чтению.

В частности, член Комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный указал на то, что до сих пор не решён вопрос, что делать с родителями тех детей, которые, ссылаясь на собственные убеждения, к примеру, религиозные, отказываются подпустить к ребёнку врача. Причём даже в том случае, если жизни малыша угрожает опасность.

Читайте по теме«Да, действующее законодательство предписывает, что в данном случае можно обратиться в суд, но это процедура длительная. А счёт времени в таких случаях нередко идёт на минуты», — пояснил депутат.

По его мнению, в данном случае поможет описание таких деяний в Уголовном кодексе. «Это нужно сделать для того, чтобы у человека психологически было осознание, что подробным образом поступать нельзя.

Зафиксированы случаи смерти детей от этого», — пояснил он.

Федот Тумусов предложил идти ещё дальше и не ограничиваться поправками в УК и КоАП. «Мы должны разобраться в причинах участившихся нападений на медиков и попытаться решить эти проблемы», — пояснил он.

Происходит же это, по мнению депутата, нередко из-за того, что проводимые реформы в сфере здравоохранения снизили доступность медпомощи в нашей стране. «Медицина всё в большей степени становится платной, люди недовольны и винят в этом в первую очередь медицинских работников», — пояснил парламентарий.

Именно эту проблему — со снижающейся доступностью медпомощи, по мнению Федота Тумусова, и надо как можно скорее решить.

Источник: https://www.pnp.ru/social/za-napadenie-na-medikov-nakazhut-po-dvum-kodeksam.html

Врачей приравняют к полицейским — Аргументы Недели

Законодатели намерены защитить врачей от произвола. В ближайшее время может появиться сразу три законопроекта, нацеленных на защиту медработников при исполнении служебных обязанностей.

Три инициативы

В Минздраве рассматривают два способа ужесточить наказание за нападение на врачей: дополнить УК РФ отдельной статьёй или внести поправки в статьи 112, 115 и 116 – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и побои. Сейчас причинение вреда здоровью в отношении лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности признаётся отягчающим обстоятельством, в случае если преступник нанёс тяжкий вред здоровью пострадавшего.

Медики уверены, что санкции за причинение вреда медработникам должны быть такими же, как за нападение на полицейских. Наказание за применение насилия к сотрудникам правопорядка – до десяти лет лишения свободы.

«Важно помнить, что причиняющий вред медику причиняет вред не только ему, но и пациентам, лишившимся медицинской помощи», – поясняет министр здравоохранения Вероника Скворцова. – Так, нападение на врача или фельдшера «скорой» может стоить жизни больному, нуждающемуся в помощи.

Те, кто препятствует врачам, должны понести заслуженное наказание». Депутаты Совета Федерации Елена Афанасьева и Владимир Круглый предлагают внести изменения в ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти, приравняв медицинских работников к представителям власти).

По мнению Афанасьевой, это защитит врачей и позволит снизить отток кадров из профессии.

Медики «за»

Сегодня нет точной статистики нападений на врачей, потому как они рассматриваются полицией без учёта того, что преступление было совершено при исполнении медработниками должностных обязанностей. Однако в 2015 году депутат Госдумы Андрей Крутов заявил, что за минувший год число нападений на сотрудников «скорой помощи» выросло в два раза.

Неудивительно, что представители медицинского сообщества поддерживают инициативы, призванные защитить их от насилия на трудовом посту. Так, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль уверен, что за нападение на врача нужно карать даже строже, чем за нападение на полицейского.

Доктор медицинских наук и главный врач клиники «Сфера» Эрика Эскина обращает внимание на то, что врач связан этическими нормами и клятвой Гиппократа, а потому не может обезопасить себя отказом от помощи, имея дело с агрессивным пациентом.

«Не только я, но и все мои коллеги согласны с необходимостью равной ответственности за нападение на врача при исполнении обязанностей и нападение на полицейского. Защита своего врача – самое разумное, чего может желать пациент», – комментирует Эскина.

Эксперт по медицинской конфликтологии Олег Белый соглашается с тем, что наказание за нападение на людей в белых халатах должно быть жёстче, чем сейчас, но отмечает, что и сами врачи не должны провоцировать конфликтов, проявляя неуважение к пациентам.

«Медиков надо обучать навыкам бесконфликтного поведения, чтобы они могли осуществлять профилактику и лечение не только болезней, но и конфликтных ситуаций».

Критический взгляд

В юридической экспертной среде отношение к инициативе не столь однозначно. Её сторонники обращают внимание, что медработники нередко имеют дело с людьми, находящимися в неадекватном психическом состоянии, а потому находятся в группе риска и нуждаются в особой защите.

Читайте также:  Характеристика с места работы (образцы и примеры составления) - юридические советы

«Зачастую разгневанные пациенты и их родственники не преследуют цели совершить тяжкое преступление, а рассчитывают, что их деяние будет квалифицировано как побои или хулиганство, ответственность за которые достаточно лояльна, – комментирует правозащитник Роман Ардыкуца.

 – Если бы пациент осознавал, что покушение на медработника будет квалифицировано по статье с более серьёзной санкцией, количество нападений бы сократилось».

При этом юрист отмечает, что изменений в законе для решения проблемы недостаточно: нужно усилить обеспечение безопасности медперсонала как на территории медицинских учреждений, так и во время выездов к пациентам на дом.

Критики инициативы уверены, что Уголовный кодекс уже даёт инструментарий для наказания агрессивных пациентов и их родственников, а причислять медработников к представителям власти неправильно.

По мнению адвоката Евгения Шмидта, приравняв врачей к сотрудникам правоохранительных органов, государство даст основания для включения в данную категорию других профессий – например, учителей или почтальонов.

«Сотрудники правоохранительных органов – это лица, которые могут на законном основании применять силу по отношению к нарушителям порядка. Врачи же такого права не имеют».

Источник: http://argumenti.ru/gorodm/n563/472346

Военные объявили голодовку

В День защитника Отечества, 23 февраля, у здания Минобороны РФ состоялся пикет бесквартирных офицеров, в ходе которой военные объявили о начале бессрочной голодовки. Организатором пикета выступил Общественный совет по защите законных прав военнослужащих.

В течение года военнослужащие и военные пенсионеры организовывали многочисленные митинги и акции протеста, направляли в адрес Верховного Главнокомандующего ВС РФ Дмитрия Медведева десятки коллективных писем и обращений.

Не дождавшись ответа, офицеры, так и не получившие законного жилья, поставили ультиматум министру обороны.

Военные заявили о готовности полностью отказаться от еды до тех пор, пока военное ведомство не начнет решать их жилищные проблемы.

Как сказал «Веку» подполковник запаса Сергей Ермоленко, один из организаторов акции, впервые о предстоящих пикетах и голодовках офицеры уведомили президента 29 декабря 2011 года. 15 января военные провели первую трехдневную голодовку, 1 февраля – вторую, но они не принесли результата.

«Когда президент и премьер министр объявили, что к концу 2010 года обеспечат всех военнослужащих жильем, они просто всех обманули.

Поэтому с 2011 года мы, военнослужащие, организовали 3 митинга, пикеты, которые проходили в течение трех месяцев. Много было написано обращений к президенту, но ответа так и не последовало.

Теперь у нас ничего не остается, кроме как объявить бессрочную голодовку, чтобы все-таки привлечь к себе внимание» — сказал подполковник.

Сергей Ермоленко заверил, что на этот раз военные объявляют бессрочную голодовку и готовы пойти до конца. «Мы готовы умереть за то, чтобы в стране исполнялся закон, не только по жилью, но и по остальным вопросам: и в пенсионном обеспечении, и в денежном довольствии.

Мы готовы пострадать, и пойдем до конца. Нас удовлетворит только предоставление жилья, когда на законных основаниях каждый военнослужащий получит на руки договор социального найма на выделенное ему жилье.

Вот это и будет решением вопроса, другого варианта нет» — сообщил «Веку» военный.

В акции протеста военных принял участие депутат Госдумы Дмитрий Гудков, который является также членом общественного совета в защиту прав военнослужащих.

По словам Гудкова, организаторы акции подавали заявку на проведение шествия бесквартирных офицеров, но им запретили, поэтому было принято решение о пикете у здания Минобороны.

«У военных, которые служили нашей Родине, есть все права, все законные основания для того, что бы им выдали квартиры. Люди в течение года ходят на митинги, пишут письма и после этого никакой реакции чиновников, в частности, из Министерства обороны.

Поэтому, офицеры имеют все права для того чтобы участвовать даже в несанкционированных акциях и нужно отдать должное, что пока они не взяли в руки оружие, а пытаются решать все мирным путем и ведут себя в рамках закона» — сказал «Веку» депутат Госдумы Дмитрий Гудков.

При этом он заметил, что бесквартирных офицеров в стране насчитывается 200 тыс., в Москве и в Московской области – около 30 тыс. «Сегодня наша акция – это призыв скорее уже к будущему министру обороны. Мы очень надеемся, что Сердюкова поменяют, и придет человек, который начнет решать проблемы военнослужащих.

Единственный шанс для Сердюкова остаться в правительстве – это победа Путина. Надеемся, что этого не будет» — сказал «Веку Дмитрий Гудков.

«Я с интересом сегодня наблюдал, что было в «Лужниках». Народ призывали кричать «Россия и Путин», но никто не кричал, хотя «Лужники» были заполнены. Это говорит о том, что людей туда просто сгоняли, они туда пришли не по доброй воле» — заметил депутат.

Заметим, что премьер-министр РФ Владимир Путин в декабре минувшего года в очередной раз заявил о том, что проблема жилья для военнослужащих российской армии будет решена к концу 2013 года. «Мы решим ту проблему обязательно.

Думаю, к концу 2012 года мы закроем все проблемы с обеспечением военнослужащих постоянным жильем, к концу 2013 года примерно — со служебным жильем», — заявил премьер, отвечая на вопросы россиян в прямом эфире программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение».

Путин пояснил, что обеспечить жильем военнослужащих российской армии к концу 2010 года , как было обещано ранее, не удалось потому, что Министерство обороны вело неправильный учет нуждающихся в жилье. Вместо 70 тысяч нуждающихся в жилье, оказалось 150. К этому добавились еще и те офицеры, которые должны были получить жилье после увольнения из армии при проведении реформы, сказал Путин.

Он напомнил, что в 2008 году было выделено 10 тысяч квартир, в 2009 — 56 тысяч, в 2010 — 45 тысяч. Таким образом, сказал Путин, было построено жилья более 100 тысяч квартир вместо 70 тысяч, однако и этого не хватило.

В Министерстве обороны, по словам пикетчиков, тоже заявляют, что квартир для военных нет.

Однако пикетчики утверждают, что в Москве для различных целей строятся квартиры на земле, принадлежащей МО.

«Сердюков весь 2011 год говорил, что жилья в Москве нет, но мы нашли это жилье, предоставили ему информацию. Сердюков признался, что да, в Москве жилье есть. А после этого министром обороны РФ было принято решение это жилье продать» — рассказал «Веку» подполковник запаса Сергей Ермоленко.

Слова военного подтвердил и депутат Госдумы Дмитрий Гудков.

«Мы нашли эти дома, которые стоят пустыми ни один год. Более того, мы увидели, что там очень много коммерческих объявлений о продаже этих домов. Дома расположены в очень хороших районах Москвы, по виду вип-класса. Эти дома просто продаются, даже генералам они не выделяются. Я лично написал и отправил депутатский запрос, но Сердюков никаких объяснений не дал.

Так же мы направили запрос в Счетную палату РФ, которая в ходе проверки доказала, что денежные средства для строительства жилья военным использовались неэффективно»- сообщил «Веку» Дмитрий Гудков.

Он заметил также, что «ситуация в армии накалилась, уже стала хитом песня десантников: в Интернете военнослужащие не просто возмущаются, некоторые из них выражают готовность взяться за оружие и с ним выйти на акцию протеста».

Поддержать военных пришли представители обманутых дольщиков.

«Что Медведев, что Путин не раз заявляли о том, что нужно решить вопрос с жильем военных, но получается, что министр обороны плевать хотел на все их распоряжения, иначе как объяснить его бездействия. Или ему не давалось таких распоряжений, тогда нужно спрашивать не с Сердюкова, а с Медведева и Путина» — сказал «Веку» Виктор Мельчеков, координатор Движения обманутых дольщиков.

«Офицеры объявляют голодовку, потому что в государстве, которому они служили, которое защищали, не нашлось человека, готового решить их проблемы. Считаю, что происходящее сейчас для власти и для министра обороны — это позор.

Для Сердюкова отсутствуют такие понятия как честь, совесть, порядочность. У него в глазах лишь триллионы, которые они вместе с Путиным пилят.

Реструктуризация армии, перевооружение – это бизнес-процесс Путина и Сердюкова», — отметил Мельченков.

«Совсем недавно Сердюков докладывал Медведеву, что у нас все хорошо, только не хватает винтовок, чтобы не допустить ливийский сценарий. И это говорил министр обороны, который должен защищать интересы страны, только в этих интересах не наблюдается народа!» — добавил Мельчеков.

У здания Министерства обороны объявили о начале бессрочной голодовки несколько человек, среди которых есть и женщина, мать троих детей.

Полковник Александр Филимонов кандидат технических наук, преподаватель военной Академии им. Жуковского, инвалид 2 группы, объяснил «Веку» своё решение принять участие в бессрочной голодовке так: «С 2006 года ожидаю получение жилья по решению суда, и до сих пор ничего нет.

Решение суда не выполнено и все обращения в органы государственной и исполнительной власти заканчиваются переадресацией в департамент жилищного обеспечения, а тот мне упорно предлагает отказаться от решения суда.

В связи с этим на семейном совете принято решение присоединится к данной акции, чтобы обратить внимание общественности и властных структур на наши проблемы».

Защитники Отечества надеются, что голодовка, начатая 23 февраля, станет последней акцией, с помощью которой они привлекут внимание руководства страны к своей проблеме и добьются желаемого результата. В противном случае военные не намерены ограничиваться подобной акцией протеста.

Ни один лидер не мог долго оставаться у власти, если не заручался надежной поддержкой армии, гласит известная мудрость. Помнят ли её в нашем правительстве?

Источник: https://wek.ru/voennye-obyavili-golodovku

Врачей «скорой» предложили приравнять к полицейским

Врачи скорой помощи, приехавшие на вызов пациента, могут быть приравнены к сотрудникам полиции. Соответствующий законопроект с поправками в статью 318 Уголовного кодекса «Применение насилия в отношении представителя власти» подготовил депутат Госдумы Андрей Крутов. 

— К сожалению, нередкими стали нападения на врачей скорой помощи, — отмечает Крутов. — В результате мы наблюдаем ситуацию, когда медицинские работники скорой медицинской помощи увольняются, а молодые специалисты не идут на работу по причине страха за свою жизнь и здоровье, так как не защищены на законодательном уровне.

Читайте также:  Срок давности по налоговым правонарушениям составляет… - юридические советы

Согласно проекту, нападение на врачей будет иметь особые последствия, аналогичные нападению на полицейского или иного представителя власти.

В случае если поправки будут приняты, насилие, не опасное для жизни, или угроза насилия в отношении врача скорой помощи будут грозить тюремным сроком до 5 лет, а применение опасного для жизни насилия — до 10 лет заключения.

Для этого в примечание к ст. 318 Уголовного кодекса будет внесено соответствующее дополнение.

В конце сентября неизвестный открыл огонь по медперсоналу на территории подстанции скорой помощи в Симферополе, предположительно из охотничьего ружья. Мотивы поступка неизвестны, идет поиск подозреваемого в совершении нападения. Двое медиков погибли, двое ранены.

Общероссийской статистики по нападениям на врачей «скорой» не существует. Однако исследования, проведенные по некоторым российским регионам Ассоциацией руководителей скорой медицинской помощи, свидетельствует о почти двукратном росте нападений на врачей «скорой» за несколько лет.

Так, если в 2013 году в Екатеринбурге было зафиксировано 37 нападений, то в 2014-м — уже 56, а за полгода текущего года было зафиксировано 36 таких случаев. При этом нападавшие, как правило, уходят от ответственности.

В 2015 году екатеринбургскими врачами было подано 49 заявлений в полицию, при этом до суда дошло только семь дел. 

— Врачи всё чаще подвергаются различным хулиганским выходкам — как на улице, так в подъезде.

В том числе со стороны пациентов, которые нередко бывают в алкогольном или наркотическом опьянении, — отмечает член Ассоциации руководителей скорой медицинской помощи Евгений Фридман.

— Врачи скорой помощи, как правило, первыми, еще до полиции приезжают на место происшествия, что также увеличивает риски для их жизни. Поэтому предложенный законопроект очень актуален и необходим для защиты врачей, приезжающих на вызовы.

В регионах также готовы поддержать инициативу.

— Врач ничем не хуже полицейского, в Уголовном кодексе есть статья за причинение вреда здоровью, однако закон защищает представителей власти, а медработников, к сожалению, обходит стороной, — говорит зампред комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья Лариса Картавцева.

— На мой взгляд, внесение такого законопроекта позволит значительно ограничить возможные покушения. Я знаю, что случаи угрозы жизни возникают неоднократно. Хорошо, если доктор — мужчина, он может хоть как-то постоять за себя. Но ведь у нас на выездах работают и женщины, и бывает, что женщина приезжает совсем одна.

Когда я слышу о подобном, часто вспоминаю себя, когда работала участковым педиатром. Ходить по подъездам одной было очень страшно, особенно в темное время суток зимой. Ведь встретиться на дороге, в подъезде или квартире могут разные люди, и на вызовах скорой помощи пациенты в состоянии алкогольного или наркотического опьянения — не редкость.

Недавний случай, когда участковый терапевт была убита в одном из подъездов, мои коллеги до сих пор вспоминают с ужасом. Поэтому я считаю, что такие меры способны охладить пыл буйных пациентов, и они будут думать и знать, чем грозит подобное преступление.

Врачи работают в очень тяжелых условиях, в особенности сотрудники скорой помощи, выездные бригады при поликлиниках, а также участковые доктора. Они должны быть защищены. 

Напомним, что в сентябре этого года депутаты заксобрания Вологодской области также предложили приравнять нападение на медиков к нападению на полицейских.

В законопроекте региональных депутатов предлагается лишать свободы на срок до 20 лет за посягательство на жизнь медика. Законопроект предусматривает наказание в виде 5 лет лишения свободы за насилие в отношении медиков, не угрожающее жизни.

Виновного в оскорблении врача ждет крупный штраф либо обязательные или исправительные работы на срок до 1 года.

Источник: https://iz.ru/news/592640

Полицейским запретили лечиться в поликлиниках «с целью экономии средств» — МК

Соответствующий документ разослан во все медицинские учреждения Подмосковья

17.09.2015 в 13:53, просмотров: 49736

Бесплатно лечиться в обычных поликлиниках и больницах запрещено в целях экономии полицейским. Соответствующий документ (имеется в распоряжении «МК») на днях был разослан во все медучреждения Подмосковья.

По словам депутата Госдумы Александра Хинштейна, такие же письма пишут медикам руководители территориальных подразделений по всей стране.

В то же время, по мнению депутата, ведомственные медучреждения, и без того загруженные, вряд ли окажутся готовыми к огромному наплыву больных.

Врач одной из подмосковных поликлиник передал «МК» документ, который довело руководство медучреждения до специалистов всех профилей.

В размноженном при помощи ксерокса и распространенном среди докторов «требовании», подписанном начальником ГУ МВД РФ по Московской области, медиков предупреждают, что впредь «в целях более экономного и эффективного расходования бюджетных средств…

расходы за оказанную медицинскую помощь сотрудникам органов внутренних дел будут возмещаться организациям государственной и муниципальной системы здравоохранения в случае, если эти виды медицинской помощи не оказываются в системе МВД России, а сам случай оказания медицинской помощи несет экстренный и неотложный характер».

Документом разъясняется, что «в системе МВД России не оказываются следующие виды медицинской помощи: ведение беременности и родов, практически все виды высокотехнологичной (дорогостоящей) медицинской помощи; при инфекционных и кожно-венерологических заболеваниях, в случаях, когда необходима изоляция, госпитализация пациента в специализированное отделение».

Во всех остальных случаях, как требуют от врачей, «оказание медицинской помощи сотрудникам внутренних дел в организациях государственной и муниципальной системы здравоохранения осуществляется только на договорной (платной) основе и только по направлению МСЧ при плановом порядке ее оказания».

Что касается случаев экстренной госпитализации, то врачей обязывают незамедлительно сообщать об этом по приведенным в «требовании» телефонам «с целью скорейшего перевода госпитализированного сотрудника (при состоянии его транспортабельности) для дальнейшего лечения в условиях медицинского учреждения системы МВД России».

Прокомментировать ситуацию «МК» попросил заместителя председателя Комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Александра Хинштейна.

— Я уверен, что аналогичные документы сейчас разосланы во всех территориях начальниками правоохранительных органов на основании указания МВД России, — считает депутат. — Безусловно, это безобразие, но в то же время нужно понимать некоторые составляющие.

Дело в том, что внутри МВД России существует система оказания медицинской помощи — есть медико-санитарные части, поликлиники, госпиталя, лечение в которых проходят сотрудники, члены их семей, а также уволившиеся ветераны, у которых есть право на обслуживание и оно проводится на бесплатной основе за счет бюджета.

При этом понятно, что многим сотрудникам проще пойти в поликлинику по месту жительства. Например, если заболевший человек проживает где-нибудь в Видном, то ехать в поликлинику в Балашиху или в Москву ему совсем не хочется, и его можно понять. Но есть и формальная сторона дела — нужно понять, что у руководителей, которые рассылают такие письма, есть законные основания для этого.

В законе о соцгарантиях сотрудникам правоохранительных органов написано, что они имеют право на бесплатное обслуживание в ведомственных учреждениях, а при отсутствии необходимых отделений специалистов и оборудования — в обычных поликлиниках.

Но, безусловно, такие меры у личного состава никакого дополнительного рвения к работе и энтузиазма не вызовут. Это, кстати, не единичная ситуация такого характера.

На сегодняшний день негласное указание отдано по всем регионам не выплачивать премиальных и не осуществлять никаких других дополнительных выплат за исключением премии, если был задержан преступник с риском для жизни сотрудников. И я боюсь, что это далеко не единственный способ экономии, который сейчас будет предпринят.

Дело в том, что Минфином были доведены до МВД сведения о сокращении в 2016 году финансирования еще на 100 миллиардов рублей, а в целом Минфин предлагает до 18-го года сократить его на 320 миллиардов рублей.

А известно, что 75 процентов всех расходов МВД — это выплаты на содержание сотрудников. То есть это означает, что, к сожалению, разговоры о грядущем новом этапе сокращения личного состава МВД имеют под собой реальную почву. Насколько мне известно, уже рассматривают возможности еще одного 10-процентного сокращения, о котором будет объявлено уже в начале следующего года.

Как это будет происходить, как будет работать после этого система, на этот вопрос никто ответить не может, включая руководителей МВД. То, как сегодня проходит сокращение, это отдельная история, по нему хорошо видно, что никто всерьез не просчитывал последствия.

Мы понимаем, что МВД существует в режиме экономии бюджета, но сегодня сотрудники не получают деньги за переработку, за выходы в праздничные и выходные дни.

Бедственное положение существует и с обеспечением ГСМ — горючим МВД обеспечено на 25–30 процентов, включая патрульные машины, экипажи быстрого реагирования и так далее.

На примере той же Московской области, территория которой огромна, можно сказать, что сотрудники полиции не могут сегодня выполнять свои функциональные задачи — в частности, выезжать по тревоге, потому что не хватает бензина. Доходит до того, что сотрудники вынуждены заправляться за собственный счет.

И сейчас еще им говорят: вы будете лечиться только у нас или платно. При этом не факт, что медицинская помощь в медучреждениях МВД надлежащего качества. То есть реально врачи физически не справятся сейчас с наплывом пациентов. Но формально, с точки зрения закона, начальство право.

Мы столкнемся с тем, что сотрудников полиции будут по «скорой» доставлять в больницы по месту жительства, которые дальше должны будут выставлять счет МВД, а МВД не будет эти счета оплачивать.

И в итоге «скорые» просто не будут приезжать за сотрудниками.

И, если не дай бог, кто-то из них погибнет из-за неоказания своевременной помощи, вся ответственность будет лежать на руководстве МВД, потому что этой проблемой нужно было заниматься давно и системно, а этого никто не делал.

Источник: https://www.mk.ru/social/2015/09/17/policeyskim-zapretili-lechitsya-v-poliklinikakh-s-celyu-ekonomii-sredstv.html

Ссылка на основную публикацию