Алкоголь крепче 28% вырос в цене — юридические советы

Не водкой единой?

Алкоголь крепче 28% вырос в цене - юридические советы

Акциз, как известно, это косвенный налог, устанавливаемый преимущественно на предметы массового потребления внутри страны, в отличие от таможенных платежей, несущих ту же функцию, но на импортные товары. Он включается в цену товаров или тариф за услуги и тем самым фактически уплачивается потребителем.

Чтобы после снижения как цены, так и акциза на водку госбюджет не пострадал, объемы продаж водки должны возрасти примерно в полтора раза. В Минэкономразвития и Минпромторге считают, что эластичность спроса на водку достаточно высока, чтобы можно было зарабатывать не на норме, а на массе водочной прибыли. Минфин с этим не согласен.

Нужно отметить, что ставки акцизов на крепкие алкогольные напитки в России в несколько раз меньше, чем в странах Европы. В России ставка акцизов на крепкие спиртные напитки — 5,25 евро против 49,21 евро в Швеции и 10 евро в Австрии. Но в Европе и уровень доходов населения гораздо выше.

Эластичность спроса на водку в России намного выше, чем в большинстве стран Европы. Эластичность спроса по цене показывает, на сколько процентов изменится величина спроса при изменении цены на один процент.

По данным Центра разработки алкогольной политики, на сегодняшний день коэффициент эластичности спроса на водку в России составляет -1.774 (в Финляднии, Швеции и Норвегии -0.782). То есть при повышении цены на один процент спрос падает почти на два процента, и наоборот.

Эластичность по доходу в РФ положительна и сравнительно невелика (0.524).

Цена на водку стабильно повышается уже несколько лет, начиная с 2010 года, что связано с преодолением последствий кризиса 2008−2009 годов. Это осознанная политика правительства.

Летом 2010 года заместитель министра финансов Сергей Шаталов заявил, что «водка не должна быть дешевой, это не товар первой необходимости».

Повышаются цены не только на водку, но и на ряд других товаров, которые население потребляет постоянно и не может от них отказаться. Это приводит к так называемому парадоксу Гиффена.

«Парадокс Гиффена» заключается в том, что при повышении цен на определённые виды товара (в основном товары первой необходимости) их потребление повышается за счёт экономии на других товарах.

Минфин рассчитывает, что заявленное повышение акцизов на водку принесет в казну дополнительный доход, так как вследствие эффекта Гиффена ее потребление может даже увеличиться. Но на самом деле, это далеко не так.

Легальная водка в настоящее время реально является малоценным товаром только на первый взгляд. Средний советский гражданин мог купить 30 бутылок водки в месяц. Сегодня среднестатический гражданин РФ теоретически может купить (при средней зарплате по стране около 20 тысяч рублей) примерно 200 бутылок водки.

То есть водка сейчас вроде бы доступнее в 7 раз.

Однако в реальности, если учесть платежи за ЖКХ и проезд на транспорте, которые в советское время были ничтожны, а сейчас стали чуть ли не главным обременением семейного бюджета среднестатистического россиянина, легальная водка уже не представляется малоценным товаром, и парадокс Гиффена на нее не распространяется.

Вспомним, что повышение акцизов в 2010 году вовсе не обогатило бюджет, так как резко сократилось потребление легальной водки и возросло потребление контрафактной. Присутствие на рынке нелегалов сделало спрос на водку эластичным и отменило действие эффекта Гиффена.

Так всегда бывает при наличии товара-субститута (заменителя), которым в данном случае является контрафактная водка.

А вот если бы цены и акцизы на водку были бы снижены, то это привело бы к вытеснению с рынка водочного контрафакта.

Поэтапное поднятие минимальной розничной цены на водку с 2010 по 2014 год привело к сокращению легального рынка водки на 38 процентов. В 2012 году по цене выше 220 рублей продавалось всего 5 процентов легальной водки, что говорит о свершившемся на сегодняшний день переходе всего легального рынка в премиальный сегмент.

Подъем нижнего порога цены привел не только к резкому падению легального рынка, но и к вытеснению мелких региональных производителей, работавших в низком ценовом сегменте и неспособных легально конкурировать с крупными федеральными игроками. На падающем рынке с растущими ценами всегда увеличивается концентрация — доля продажи топ-10 брендов к концу 2014 года превысила 30 процентов.

Понятно, что именно выброшенные с легального рынка мелкие производители ушли в контрафакт. В последние два года экспансия нелегальной водки несколько замедлилась, хотя негативные тенденции не остановились.

Министр финансов Антон Силуанов недавно заявил, что «цена на водку в России существенно не изменится». По его словам, сейчас «идёт работа, чтобы не допустить на рынок алкоголя контрафактной и некачественной продукции».

«Это самое главное», — считает министр.

Из его слов следует, что Минфин рассчитывает закрыть рынок для производителей контрафактной водки и продолжить поэтапное повышение цен и акцизов на водку, рассчитывая благодаря эффекту Гиффена увеличить доходы в бюджет.

Если Минпромторг и Минэкономразвития предлагали сделать ставку на легализации рынка водки и пополнении бюджета чисто экономическими мерами, то Минфину (это вполне очевидно) придется положиться на повышение эффективности работы силовых структур для борьбы с самогонщиками и производителями контрафакта.

Если учесть, что успеха в такой борьбе не удалось достичь еще никому и никогда, то скорее всего легальный рынок водки и в дальнейшем продолжит свое плавное падение, что осложнит и без того непростую задачу наполнения государственного бюджета.

Кроме того, как я уже сказал, легальная водка давно уже перешла для среднестатистического потребителя в категорию премиум и перестала быть товаром Гиффена.

А вот контрафактная водка таким товаром остается и поэтому спрос на нее будет неуклонно возрастать.

Когда планировщики алкогольной стратегии из Минфина столкнутся с этой упрямой реальностью, то им придется скорректировать свою ценовую и акцизную политику, чтобы избежать серьезных социальных потрясений.

Справка:

Товар Гиффена — товар, потребление которого увеличивается при повышении цены.

Для большинства товаров при повышении цены снижается потребление: при повышении цен на мясо население покупает меньше мяса, заменяя его, например, рыбой, грибами и т. д. У товара Гиффена всё наоборот — при повышении цен на картофель люди начинают покупать больше картофеля, но меньше, например, макарон.

Все товары Гиффена — малоценные товары, которые занимают в потребительском бюджете значительное место и для которых отсутствует равнозначный товар-заменитель. Ценных товаров Гиффена не бывает. Так, например, товарами Гиффена в России являются чай, хлеб и некоторые другие, а в Китае — рис и макароны.

Источник: https://svpressa.ru/economy/article/158073/

Крепко пьющих становится все больше

25.05.2016 00:01:00

Рост потребления алкоголя противоречит рапортам об увеличении ожидаемой продолжительности жизни

Того, кто пьет крепкие напитки чаще трех раз в неделю, наркологи считают латентными алкоголиками. Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Предвыборные отчеты властей о растущей продолжительности жизни и успехах борьбы с алкоголизмом могут оказаться под сомнением. Социологические опросы показывают, что количество «крепко пьющих» граждан, по крайней мере в ряде регионов, не сокращается, а растет.

Причем на десятки процентов за год. По данным социологов, 30% граждан можно назвать латентными алкоголиками, поскольку они употребляют крепкие напитки чаще трех раз в неделю.

По оценкам отраслевых экспертов, четверть потребителей спиртных напитков именно злоупотребляют алкоголем – и вовсе не обязательно легальным.

Количество стабильно пьющих россиян увеличилось за год на 20%. Такие данные опроса обнародовала вчера исследовательская группа W-City Community Research.

Опрос проводился в апреле-мае этого года среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга «с целью определить, как часто граждане в возрасте от 18 до 60 лет, или экономически активные россияне, употребляют алкоголь».

В опросе было задействовано более 10 тыс. человек.

«Результаты шокировали исследователей, – говорится в материале компании. – Положительный ответ на вопрос «употребляю крепкий алкоголь чаще трех раз в неделю» дали 30% опрошенных». То есть около 3 тыс.

человек против 2,5 тыс. на начало прошлого года.

Как пояснил «НГ» глава фонда «Здоровая страна» Дмитрий Валюков, по оценке наркологов, «употребление крепкого алкоголя чаще трех раз в неделю – признак латентного алкоголизма».

Исследователи также сообщили, что результаты опроса, проведенного в Москве и Санкт-Петербурге, они распространили на всю Россию, «причем с учетом того, что эти агломерации – не самые пьющие в РФ, лидерами здесь являются Чукотский автономный округ, Ивановская область и Камчатка».

Здоровье нации и правильный образ жизни становятся одной из предвыборных тем. Вчера в Крыму «Единая Россия» проводила форум «Здоровье людей – основа успешного развития России». Проблема чрезмерного потребления алкоголя очень волнует министров. 

Как передает Интерфакс, глава Минздрава Вероника Скворцова сообщила вчера: «Если человек употребляет минимум 90 г.

чистого спирта в неделю, то есть стакан крепкого напитка или полтора-два бокала красного или белого сухого вина в день, то он имеет фактор антириска заболевания инфекционными болезнями, а также сосудистыми заболеваниями.

Если человек употребляет более 300 г. чистого спирта в неделю, то это вызывает артериальную гипертензию и ряд других заболеваний». 

Правда, 90 г. чистого спирта – это и есть примерно стакан крепкого напитка. Из слов Скворцовой, приведенных Интерфаксом, осталось непонятным, что именно она считает нормой: стакан водки ежедневно или тот же самый стакан, но только раз в неделю. Возможно, злую шутку с цитатой министра сыграла пунктуация.

Но как бы то ни было, «бытовое пьянство приводит к вырождению генетического кода нации и является одним из факторов укорачивания жизни мужчин», добавила министр.

Также она рассказала об успехе борьбы с чрезмерным потреблением алкоголя: «Достаточно было взять в регионах точки сбыта под контроль, бороться с суррогатным алкоголем и нелегальным сбытом, и за прошедший год более чем на 21 тысячу уменьшилось число смертей в трудоспособном возрасте, из них более 18 тыс. молодых мужчин».

По Росстату, смертность по причинам, прямо или косвенно связанным с чрезмерным употреблением алкоголя, либо не меняется, либо снижается. Так, в январе–марте 2016-го смертность от болезней системы кровообращения снизилась в стране на 8,6% по отношению к тому же периоду прошлого года, если рассматривать число умерших на 100 тыс. населения.

Одновременно с этим смертность от случайного отравления алкоголем сократилась на 10,5%. А смертность от «отравления и воздействия алкоголем с неопределенными намерениями» – не изменилась. Ранее, напомним, и президент Владимир Путин, и премьер Дмитрий Медведев говорили о растущей продолжительности жизни россиян как о серьезном достижении властей.

Но как с этим сочетаются данные о росте потребления спиртного?

Читайте также:  Подписан закон о предоставлении пенсионерам льгот на оплату капремонта - юридические советы

На первый взгляд, воодушевляет и официальная статистика продаж. По Росстату, в 2015 году продажи алкогольных напитков населению снизились в стране на 5,6%. В 2014 году падение достигало 9,5%.

Однако опросы не фиксируют пропорционального сокращения потребления. Да и трудно говорить о падающем потреблении алкоголя на фоне растущих продаж самогонных аппаратов.

Еще в 2014 году продажи самогонных аппаратов выросли в три–четыре раза, говорил глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян.

В конце минувшей недели помощник премьера Геннадий Онищенко усомнился в достоверности сведений о снижении потребления алкоголя в РФ. Он опроверг данные некоторых СМИ, сообщивших, что в среднем взрослый россиянин сейчас потребляет 12,8 л алкоголя в год, тогда как пять-шесть лет назад было 18 л.

«Цифра в 18 л была скрупулезно высчитана по моему заданию специалистами с учетом всех видов алкоголя, находящихся в обороте на рынке нашей страны. Это и официальная статистика, и нелегальный оборот алкоголя.

Учитывались также различные травяные настойки и всякого рода бытовая жидкость, которые часто употребляют некоторые группы населения, – цитирует Онищенко «Интерфакс».  – Цифра же в 13 л скорее всего учитывает исключительно официальные продажи алкоголя и поэтому далека от истины».

Он подчеркнул, что «это запредельно выше того условного рубежа в 8 л, который определен Всемирной организацией здравоохранения».

В то же время глава Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз считает, что любые выборочные социологические исследования, касающиеся потребления алкоголя в России, мало что отражают, так как в стране нет ярко выраженного среднего класса, позволяющего судить о ситуации в целом. По данным Дробиза, примерно 25  из 105 млн потребителей алкоголя в РФ можно назвать именно злоупотребляющими. Он добавляет: россияне пьют в среднем около 60 л пива и 17 л водки, коньяка, самогона и других крепких напитков, включая суррогат, в год на душу населения.

Источник: http://www.ng.ru/economics/2016-05-25/4_alco.html

Алкогольный рынок: потребитель предпочитает водку

Алкогольный рынок стремительно рос с начала нулевых вплоть до 2008 года, когда началось падение. С тех пор его обороты упали на 30 % – глубокий и пока не преодоленный кризис в отрасли.

Каковы его причины, стоит ли ожидать роста,  как ужесточение законодательства приводит к увеличению контрафакта и повышается ли культура потребления – рассказывают эксперты и участники алкогольного рынка.

«Горячительно-прохладительная» отрасль играет заметную роль в наполнении бюджета. В этой связи вопрос ее эффективности и качества механизмов регулирования важен отнюдь не только для бизнеса, но и для государства. Примечательно, что кризис отрасли продолжается на фоне благополучия 10-15 основных глобальных игроков.

У них, по информации директора департамента аудиторских услуг KPMG в России Екатерины Рогачевой, растет и без того высокая операционная маржа. Транснациональные гиганты, пусть с потерями, адаптировались к сузившемуся в РФ спросу, на рынки рвутся и новые игроки.

А значит, экспортный натиск усилится.

Дело вкуса

В год на россиянина приходится 8 литров абсолютного алкоголя, из которых 4 литра – на крепкие напитки, еще 3 условных литра – на пиво и лишь литр достается вину, такую статистику приводит Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России. Такой тип потребления можно назвать пиво-водочным, причем ярко выраженным, мягко говоря, не самым щадящим здоровье.

Игроки рынка не спешат участвовать в корректировке предпочтений покупателей и прививать культуру потребления других напитков. «Я бы оставил нынешнюю структуру потребления «пиво-водка» как есть, нечего гонять отрасли туда-сюда.

Люди сами разберутся, что им пить», – считает Игорь Косарев, президент Союза производителей алкогольной продукции, вице-президент холдинга «Русский стандарт». Такого же мнения и Петр Шелищ, руководитель Союза потребителей России.

В качестве довода он приводит естественные, климатические причины. В северном варианте люди предпочитают крепкие напитки. В южном – больше налегают на вино и пиво.

Впрочем, в некоторых соседних странах распределение между напитками несколько иное. Например, в соседней «северной» Польше за десять лет удалось изменить соотношение потребления крепких напитков к пиву и вину с 70:30 на ровно противоположное – 30:70. Это вопрос политической воли и, соответственно, акцизной и ценовой политики, упорной и убедительной промо-кампании.

В соседней Беларуси, по словам Игоря Самкина, директора Ассоциации рекламных организаций Беларуси, все похоже на старую польскую ситуацию с 70-процентной долей крепких напитков. Но пивоварение считается стратегической отраслью, ее курирует сам президент.

Россияне предпочитают крепость

Союз российских пивоваров приводит сравнительные данные по различным алкогольным напиткам. Итак, в первом полугодии 2017-го в РФ произведено 400,5 млн дал пива, что лишь на 0,8 % превышает аналогичный показатель 2016-го (и это после предыдущего весьма чувствительного падения). Производство водки за это время подскочило аж на 19,4 %.

За первые шесть месяцев 2017 года поступления от оборота пива (собственного производства и импортного) составили 72,9 млрд рублей – рост на 2,5 %.

Это наименьший прирост в отрасли: общая сумма акцизных поступлений от всех алкогольных напитков за тот же период возросла на 14,9 % (вопреки кризисному состоянию).

При этом соответствующие платежи от крепкого алкоголя увеличились на 23,2 %, а от вина сразу на 52,0 %.

Ставки акцизов увеличились с 1 января 2017 года следующим образом; на пиво – плюс 5,0 %, на крепкий алкоголь –  4,6 %, на тихие вина – 11,1 %, на игристые – 3,8 %.

Таким образом, доля пива в общей сумме акцизных поступлений снизилась за рассматриваемый период на 4,8 % и составила 40,2 %, доля крепкого алкоголя достигла 53,4 %, на вино приходится остаток в 4,8 % (при том, что его доля выросла на 1,2 %).

Водка нижнего ценового сегмента (цена за бутылку ниже 250 руб.) занимает около 90 % продаж. Это уже подсчеты компании Nielsen.

Марина Лапенкова, эксперт по ритейлу и аудиту Nielsen, отмечает, что по данным за июнь 2016 – май 2017 года в низкоценовом сегменте лидируют следующие бренды: «Беленькая» (Beluga group с долей 6 % в денежном и 5 % в натуральном выражении), «Русская валюта» («Татспиртпром», 4 % и 5 % соответственно), «Добрый медведь» («Статус-групп», 3 % и 4 %). В верхней десятке общедоступных брендов также держатся «5 озер», «Хортица», «Государев заказ», «Праздничная»,«Зеленая марка», «Талка», «Калина красная».

По словам  Игоря Косарева, водка в общем объеме крепких напитков занимает 90 %, при этом себестоимость хорошего спирта от плохого отличается в три раза. Сейчас, по его данным, регионы водочного производства получают 40 % в общем объеме налогообложения. В основном это семь регионов, обеспечивающих конкурентные цены для сетей.

Многообещающим направлением в алкогольном ритейле могут стать интернет-продажи. По мнению Игоря Косарева, они могут составить 7-8% от всего оборота алкогольных напитков, то есть, набрать среднемировой уровень. «Тогда и с ритейлерами можно будет вести более равноправные переговоры», – заключает он.

Ведь появятся новые продавцы, специализирующиеся на интернете и онлайновая розница самих поставщиков.

Дела пенные – наихудшие

Акцизные поступления от оборота пива – собственного производства и импортного – за 2-й квартал 2017 года составили 43,2 млрд рублей, что на 5,2 % превышает аналогичный показатель предыдущего года. Это притом, что потребление пива падает, а значит, бизнесу приходится делать большие усилия, дабы сполна рассчитаться с государством.

«Дела наши хуже, чем в других алкогольных сегментах, – полагает Андрей Губка, председатель совета Союза российских пивоваров. – Закрылись уже 13 заводов, объем производства упал на 40 %».

В пиве гораздо меньше контрафакта, чем в других напитках. «При производстве пива возни много, а цена продукта не может быть высокой», – объясняет генеральный директор АО «Брянскпиво» Сергей Носенко. Но неучтенка, далеко не всегда качественная, все же поступает, в основном через многочисленные магазины разливного пива.

«Если пиво упорно приравнивать к крепкому алкоголю, то и оно придет к массовому нелегальному рынку, как водка, – говорит Андрей Губка. – Размеры акцизов должны наконец стать разумными, выверенными».

В тени

Несмотря на ужесточение контроля и во многом благодаря росту цен в России идет заметный рост теневого оборота. Доля незаконной продукции достигла половины рынка. Получается, что война государства с контрафактом проиграна, несмотря на сплошные ужесточения.

В итоге снижается конкурентоспособность и рентабельность легальных игроков, бюджет теряет ощутимые доходы.

«От снижения законодательной нагрузки будет только плюс и для общества, и для государства за счет выхода из тени и собираемости платежей», – считает директор Института проблем правового регулирования ВШЭ Анна Дупан.

В недавнем отчете Европейского управления по охране интеллектуальной собственности указаны общемировые потери предприятий из-за нелегального оборота алкоголя: 1,3 млрд евро в год. Это лишь 3,3 % от всего объема.

На таком фоне российская статистика удручает: только за первый квартал текущего года, по данным Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка, изъято 5 млн литров незаконно произведенной спиртосодержащей продукции, в том числе весьма опасных суррогатов.

Читайте также:  Сроки и порядок уплаты косвенных налогов - юридические советы

По словам Игоря Косарева, доходность производства водки столь высока, что ее стали делать кто попало. «С 2014 года мы строим плотину на пути мутного потока, – говорит он.

– Поправками в УК РФ введена конфискация имущества, полученного за незаконное производство и оборот спирта. Предусмотрена и конфискации транспортных средств.

Скоро будет введен ЕГАИС для медицинских спиртов, появятся ограничения на ввоз крепких напитков физическими лицами».

В целом система ЕГАИС введена, мягко говоря, не вчера, но и сейчас порядка 18 % магазинов работают нелегально, без ЕГАИС. Зато теперь это четко видно и понятно, как бороться.

«Большая часть регионов пускают оборот алкоголя на самотек, на откуп крупным компаниям из других субъектов Федерации, – заключает Игорь Косарев. – Но в близком будущем распределение акцизных сборов будет изменено в пользу регионов, и у них появится стимул навести порядок для легальной продукции.

Необходимо ввести маркировку бутылок – так, чтобы их не могли использовать нелегалы. А сейчас 17 из 35 соответствующих стеклозаводов работают для них».

Как изменить структуру алкопотребления?

Каковы же допустимые размеры «зеленого змия» для россиян, и можно ли поменять столь вредоносную структуру потребления? Александр Немцов, руководитель отдела информатики НИИ психиатрии Минздрава РФ оценивает ежегодную смертность по причине алкогольной зависимости в 300 тыс. человек. При этом в 90-х, когда царствовал голландский спирт Royal (его приверженцы предлагали друг другу не просто выпить, а «ударить по клавишам»), эта скорбная цифра достигала 700 тыс.

Последние три года, по словам Александра Немцова, мы уже не на самом-самом верху по потреблению среди схожих стран, но по смертности по-прежнему лидируем. И это за счет «перекошенного» потребления и доступности нелегального алкоголя.

Давно уже перезрела необходимость перенести упор с крепких на слабые напитки. Но помимо привычек населения и несовершенства госрегулирования проблема и в том, что виноделы чисто технически не смогут обеспечить гипотетический перелом.

Однако реален прогресс в «оздоровлении» за счет пива.

Петр Шелищ согласен с тем, что именно северный тип алкопотребления с упором на крепкие напитки дает высокую смертность и уровень алкоголизации общества. «Минздрав молчит по этому поводу, просто призывает меньше пить, только этого же не произойдет, – продолжает он.

– А ведь есть цель и потребление минимизировать, и бизнес сохранить, в том числе в интересах бюджета и занятости. У нас смертность подскочила в 90-е годы именно с бумом оборота спирта и водки, а потребление вина вообще не росло до 2000 года.

Только в 2012-м смертность начала падать».

При изменении структуры потребления в сторону меньших рисков фискальным органам придется учесть и экономику: грамм водки обходится вдвое дешевле грамма пива и втрое дешевле грамма вина.

Однако запретительные практики, как подчеркивает Юрий Юдич, исполнительный директор аналитической группы «Алкоэксперт», не очень-то меняют структуру потребления. Запреты разбиваются об нелегалов с разорением легальных бизнесов. «Выход в наращивании экспорта, если вернем ушедшее качество, – говорит он. – Тогда и отрасль, и здоровье сохраним. Гнать вместо нефти – водку!».

Екатерина Рогачева в качестве возможных целей развития привела следующую мировую статистику потребления алкоголя.

В среднем по миру оно стагнирует и даже уменьшается, в структуре оборота 11 % занимают крепкие напитки, 10 % вино и весь обильный остаток приходится на пиво.

По прогнозам, алкопотребление в развитых странах будет падать, в развивающихся экономиках – увеличиваться, поскольку там растет средний класс.

Бизнес – за раздельное регулирование

В мире существуют три типа государственного регулирования в данной сфере. Жесткое – как в Норвегии и Финляндии, в которых сохранилась госмонополия. Там алкогольная отрасль не является базовой, то есть важной для экономики. Франция и Германия – наоборот примеры облегченного регулирования в странах, где эта отрасль имеет серьезный удельный вес.

А есть третья группа – страны умеренного регулирования – в нее и входит Россия. У нас задача сохранить отрасль на плаву и оптимизировать структуру потребления, с учетом не слишком щадящих здоровье традиций.

Сегодня наблюдается масса различий в трактовках тех или иных положений основополагающего 171-ФЗ, принятого еще в 1995 году. Давным-давно назрела привязка регулирования к крепости напитков, как это сделано во многих странах.

Мнение многочисленных практиков отразил на последнем Алкогольном форуме Игорь Ханский, председатель правления Ассоциации «Объединение участников пивобезалкогольного рынка»: «Мы считаем, что сегодня основной для нас 171-й закон стал практически не читаем. С момента принятия в него внесено множество поправок, включений и исключений. Бизнесу очень сложно работать с таким законом, особенно малым предприятиям».

В свою очередь Андрей Губка полагает, что было бы гораздо проще адаптироваться к кризису и регуляторным изменениям, если бы последние были более предсказуемы, логичны, а значит, принимались после тщательных обсуждений с практиками рынка.

По мнению Леонида Поповича, все общественные организации алкогольной отрасли понимают необходимость раздельного регулирования, но решения принимают госорганы, а там не у всех есть желание усложнять себе жизнь отдельным подходом к каждому напитку. «Мы мечтаем вернуться к тому состоянию отрасли, которое было в СССР, – говорит он.

– Это означало бы и возвращение на 3-4 место в мире по виноделию, что вполне справедливо с учетом природных условий и рабочих навыков. Если хотим хоть как-то двигаться к этому, необходимо раздельное регулирование, учитывающее, что в виноделии длинный цикл, стартующий со сложного и трудоемкого выращивания винограда.

К тому же во всех винодельческих странах законы защищают внутренний рынок от чрезмерного импорта, а российский – нараспашку».

В настоящее время в целях подавления нелегалов и оптимального развития всех сегментов с учетом их специфики продолжается разработка законопроекта о раздельном регулировании оборота крепких напитков, вина и пива.

«В итоге, – подчеркивает Анна Дупан, – от модернизации Федерального закона № 171 выиграют все отрасли и сам регулятор. Правовые институты ВШЭ в партнерстве с Союзом российских пивоваров выступают основным двигателем в продвижении к новому законодательному проекту.

При этом предложения пивоваров наиболее подготовлены. Призываю виноделов и производителей крепких напитков активизироваться, объединив усилия с пивоварами в рамках профильной рабочей группы на площадке Минэка. При разработке законопроекта мы взяли за образец Налоговый кодекс.

Там есть общая часть, касающаяся всех налогоплательщиков, и часть с главами по каждому виду налогов. В ныне действующем 171-ФЗ такой структуры нет».

Раздельное регулирование, простое и понятное, позволит снизить административную нагрузку на производителей, что повысит их прозрачность и собираемость акцизов.

Сегодняшний же курс на механическое ужесточение, как ни парадоксально, выгоден нелегалам и недобросовестным чиновникам.

Все отраслевое сообщество убеждено в необходимости раздельного регулирования по напиткам разной крепости с соответствующим кодифицированием по всем группам.

Оптимально сделать общую часть для всех и отдельные разделы по группам напитков. Проблема в том, что при этом одни получат ужесточения, а другие послабления, а потому есть определенная настороженность друг к другу по этим вопросам.

Но это единственно разумный и справедливый подход с ясными правилами алкогольной игры. Это огромная работа, где  каждая отрасль разрабатывает и обосновывает свои предложения.

Их обобщением, структуризацией и юридической оптимизацией занимаются в ВШЭ.

Помимо того необходима определенная «миротворческая» согласительная деятельность, дабы все участники алкогольного рынка оперативно выступили полностью единым фронтом. Ведь им еще с чиновниками работать по весьма деликатному, если не сказать скользкому вопросу наполнения просевшего бюджета.

В статье использовались материалы форума «Алкогольный рынок: от запретов к развитию».

 Ерлан Журабаев, специально для Retail.ru

Источник: https://www.retail.ru/articles/146046/

Официальные продажи алкоголя уменьшились на 2,4%

По итогам 2016 года производство водки увеличилось на 16,1% до 73,2 млн дкл, при этом объемы розничных продаж водки и ликероводочной продукции снизились на 0,6% по сравнению с 2015 годом до 96,6 млн дкл, следует из данных Росстата. Продажи алкогольных напитков в пересчете на абсолютный алкоголь за год уменьшились с 99,2 млн дкл до 96,8 млн дкл, а доля водки и ликероводочных изделий в этом объеме выросла с 38,2% до 38,9%.

На первый взгляд, производство водки увеличилось вопреки экономическим закономерностям: по официальным статистическим данным, за прошлый год она подорожала на 7,24%.

Сказалась, в том числе, политика государства: с 13 июня 2016 года вступил в силу приказ Минфина, в соответствии с которым минимальная розничная цена на водку и другую алкогольную продукцию крепостью свыше 28% возросла на 5 руб. — минимум до 190 руб./0,5 л.

Положительная динамика производства объясняется административными факторами. Представитель Росалкогольрегулирования пояснил «Агроинвестору», что реальный уровень розничных продаж фактически остался неизменным, а наблюдаемое повышение связано с реализацией комплекса мер, направленных на стабилизацию ситуации на алкогольном рынке.

«Это и внедрение системы ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система) во всех звеньях алкогольного рынка, и эффективное межведомственное взаимодействие Росалкогольрегулирования с правоохранительными органами при выявлении и пресечении незаконного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также успешно реализованные законодательные инициативы», — отметил он.

Читайте также:  Минфин против расчета транспортного налога с учетом пробега - юридические советы

Представители предприятий, производящих алкоголь, согласны с такими выводами. Как рассказал один из крупных участников алкогольного рынка, пожелавший остаться неизвестным, на самом деле спрос на водку не меняется, просто статистика фиксирует законный оборот крепкого алкоголя. В связи с сокращением на рынке доли контрафакта, потребители стали переключаться на легальный продукт.

«Когда растут цены и ухудшается экономическая ситуация, потребители переходят на контрафакт. Сейчас вперед выходит легальная продукция. В том числе, это связано с борьбой государства против контрафакта и со стабилизацией цен», — отметил собеседник «Агроинвестора».

При этом он добавил, что некоторый реальный рост производства все же есть, хотя не все предприятия работают одинаково успешно.

Дешевые винные напитки вытесняют вина

Представители других сегментов алкогольного рынка оценивают положение дел в водочном сегменте в том же ключе. «Водка вышла из тени, этому способствовало внедрение ЕГАИС в рознице. Данный шаг государства оказался эффективным», — говорит представитель «Абрау-Дюрсо» Дарья Домостроева.

При этом производство игристых и шампанских вин в прошлом году продемонстрировало противоположную динамику — падение сразу на 8%, и спад в этом секторе — вполне реальная тенденция.

По итогам 2016 года выпуск шампанских и игристых вин сократился на 4%, а тихих вин — на 8% в натуральном выражении, приводит данные Домостроева.

Главная причина — рост категории более дешевых винных напитков. «Объемы производства российских игристых и шампанских вин постепенно сокращаются уже около пяти лет, — обращает внимание она.

— Продукт, приготовленный по традиционной технологии вторичного брожения, вытесняют более дешевые заменители — винные напитки, которые создаются путем смешивания виноматериалов с ароматизаторами и искусственного насыщения газом.

В некоторых напитках виноградного сока может вообще не быть. Рынок такой продукции прирастает на 30% каждый год».

Винные напитки удачно мимикрируют под настоящие шампанские и игристые вина, а в условиях ограниченной платежеспособности потребители выбирают более дешевый товар, не очень вчитываясь в текст на контрэтикетке. Тихие вина тоже теснят недорогие газированные напитки со вкусом вина. Дешевые технологии побеждают, так что в 2017 году рынок игристых и тихих вин продолжит снижение, прогнозирует Домостроева.

По данным Росстата, продажи винодельческой продукции без учета шампанских и игристых вин в прошлом году составили 84,9 млн дкл — на 2 млн дкл меньше, чем в 2015-м. В том числе продажи вина сократились с 53,6 млн дкл до 51,9 млн дкл. Объем реализации шампанских и игристых вин упал с 23,6 млн дкл до 2 млн дкл.

Из категорий алкогольных напитков, учитываемых Росстатом, рост продаж отмечен только в сегменте прочей алкогольной продукции (сидр, пуаре, медовуха и др.) причем сразу на 40,6% до 4,3 млн дкл. В прошлом году объемы реализации в этой категории увеличились еще значительнее — в три раза к уровню 2014-го.

Источник: http://www.agroinvestor.ru/analytics/news/26198-ofitsialnye-prodazhi-alkogolya-umenshilis-na-2-4/

За продажу крепкого алкоголя в пластиковых бутылках накажут штрафом до 500 тысяч рублей

пластиковая бутылка. фото: freeimages.com

Крепкий алкоголь в пластиковых бутылках или другой полимерной таре запретят продавать, а за нарушение этой нормы последует наказание как для юридических, так и для должностных лиц. Соответствующий пакет законопроектов разработан сенаторами и внесён в Госдуму.

Читайте по темеСогласно поправкам в Кодекс об административных правонарушениях, за производство и продажу крепкого алкоголя в полимерной таре алкоголя крепостью больше 28 градусов (из пищевого алкоголя это ликёры, водка, коньяк и так далее) будет налагаться штраф.

Для должностных лиц он составит от ста до двухсот тысяч рублей, а для юридических лиц — от трёхсот до пятисот тысяч рублей.  Также возможна конфискация имущества, участвовавшего в правонарушении.

Законопроект предлагает ввести ответственность и для тех, кто продаёт стеклянную тару производителям алкоголя, не имеющим лицензию.

За это правонарушение предусмотрен штраф от ста до двухсот тысяч рублей для должностных лиц с конфискацией предметов правонарушения и от трёхсот тысяч до миллиона рублей также с конфискацией предметов правонарушения для юридических лиц.

«Когда идёт производство алкогольной продукции, в том числе нелегальной, нужна тара для розлива продукции. А её оборот никак не регулируется», — сказал зампредседателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Виталий Шуба, разработавший законопроект вместе с председателем Комитета Сергеем Рябухиным и зампредом Совфеда Евгением Бушминым.

Предложенные ими изменения в КоАП дополняют призванные исправить это несоответствие поправки в Закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта…», внесённые теми же авторами в пятницу, 8 декабря.

Инициативой предлагается запретить производить и реализовывать алкоголь крепче 28 процентов в полимерной таре и повторно использовать стеклянную тару, а заводам-изготовителям нельзя  будет  продавать стеклотару тем, кто производит алкоголь нелегально.

«Производителю алкоголя будут поставлять тару, только если у него будет лицензия на производство. А для того чтобы исключить, что в обход закона продукция будет производиться и реализовываться в каких-то иных ёмкостях,  запрещается также продажа в полимерной упаковке», — пояснил Виталий Шуба.

Чтобы можно было отследить движение тары, законопроектом предлагается обязать её изготовителей маркировать бутылки, предназначенные для розлива крепкого алкоголя знаком — идентификатором каждого стекольного завода-изготовителя, а также маркировкой, которая будет указывать, что бутылка предназначена именно для крепкого алкоголя.

Предложенные меры, по мнению законодателей, помогут усилить контроль за производством и реализацией нелегальной алкогольной продукции.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/za-prodazhu-krepkogo-alkogolya-v-plastikovykh-butylkakh-nakazhut-shtrafom-do-500-tysyach-rubley.html

Комментарий (С 11 октября 2017 г. изменились цены на алкогольные напитки крепостью свыше 28 %)

С 11 октября 2017 г. установлены новые предельные минимальные цены на алкогольные напитки крепостью свыше 28 %, производимые и (или) реализуемые на территории Республики Беларусь, за исключением реализации:

– в 2015–2017 гг. алкогольных напитков крепостью свыше 28 % в магазины беспошлинной торговли;

– алкогольных напитков крепостью свыше 28 % в магазинах беспошлинной торговли.

Предельные минимальные цены на алкогольные напитки крепостью свыше 28 %,  которые производятся и (или) реализуются на территории Республики Беларусь, увеличились на 5,9 % (отпускная цена) и на 5,8 % (розничная цена).

Так, на алкогольные напитки, производимые и реализуемые на территории Республики Беларусь, предельные минимальные цены за 0,5 л крепостью 40 % в рублях (со стоимостью потребительской тары) составляют:

– отпускная цена франко-отправления (без НДС) – 4,66 руб.;

– розничная цена (с НДС) – 6,17 руб.

Отпускная цена на импортные алкогольные напитки, реализуемые на территории Республики Беларусь (без НДС), составляет 9,32 руб. за 0,5 л крепостью 40 % (со стоимостью потребительской тары).

Ниже утвержденного уровня цены устанавливать нельзя

Отпускные и розничные цены на алкогольную продукцию крепостью свыше 28 %, производимую и (или) реализуемую на территории Республики Беларусь, организации-изготовители и импортеры формируют с учетом конъюнктуры рынка, но не ниже предельных минимальных отпускных и розничных цен, утвержденных комментируемым постановлением МАРТ Республики Беларусь от 02.10.2017 № 52 «Об установлении предельных минимальных цен на алкогольную продукцию крепостью свыше 28 процентов» (далее – постановление № 52).

Полный текст читайте в журнале «Главный Бухгалтер», № 39/ 2017.

Предельные минимальные отпускные и розничные цены установлены на алкогольные напитки крепостью 40 % за 0,5 л со стоимостью потребительской тары.

Предельные минимальные цены на алкогольные напитки крепостью свыше 28 %, производимые иной крепости и разлитые в потребительскую тару иной емкости, организации-изготовители, импортеры и торговые организации рассчитывают пропорционально минимальным ценам, установленным за 0,5 л крепостью 40 %.

При формировании розничных цен на алкогольную продукцию оптовые и торговые надбавки взимаются к установленным минимальным отпускным ценам на алкогольные напитки крепостью свыше 28 %. Уровень надбавок субъекты хозяйствования определяют самостоятельно с учетом конъюнктуры рынка.

Важно! При применении торговой надбавки следует учитывать, что розничная цена на крепкие алкогольные напитки отечественного производства не может быть ниже установленной предельной минимальной розничной цены.

Юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие розничную торговлю, определяют розничные цены на алкогольную продукцию путем применения торговых надбавок к отпускным ценам производителей (импортеров) с учетом конъюнктуры рынка и НДС по установленной ставке согласно законодательству Республики Беларусь:

РЦ = ОЦ + ТН + НДС,

где РЦ – розничная цена товара;

ОЦ – отпускная цена организацииизготовителя или импортера;

ТН – торговая надбавка (с учетом оптовой надбавки);

НДС – налог на добавленную стоимость согласно законодательству.

Пример 1. Формирование розничной цены на водку

Организация розничной торговли получила 12 октября 2017 г. от производителя водку емкостью 0,5 л в стеклянной бутылке крепостью 40 % по отпускной цене 4,85 руб. за 1 бутылку.

Предельная минимальная цена |*| за 0,5 л крепостью 40 % (со стоимостью потребительской тары) составляет 4,66 руб. Следовательно, производитель сформировал цену на водку в соответствии с действующим законодательством.

* Информация о предельных торговых надбавках и округлении цен 

При формировании розничной цены на водку организация розничной торговли применяет торговую надбавку в размере 40 %.

Пример расчета розничной цены на водку емкостью 0,5 л см. в табл. 1:

Реализация алкогольной продукции организациями оптовой и розничной торговли

Минэкономики Республики Беларусь письмом от 28.08.2013 № 12-05-11/7720 разъясняет, что в соответствии с пп. 10, 13 Инструкции № 111* реализация товаров ниже предельных минимальных отпускных (розничных) цен, установленных государственными органами, осуществляющими регулирование цен, не допускается.

Источник: https://www.gb.by/izdaniya/glavnyi-bukhgalter/kommentarii-s-11-oktyabrya-2017-g-izmeni

Ссылка на основную публикацию