Аналогия закона и аналогия права — это… — юридические советы

Аналогия закона и аналогия права в процессе

Правоприменительная деятельность суда может быть затруднена не только сложным фактическим составом, но и отсутствием правового регулирования для него. Ситуация пробела в праве может быть преодолена судом посредством аналогии, которая бывает двух видов – аналогия закона и аналогия права.

В отсутствие регулирования конкретной нормой возможно две ситуации – наличие нормы, которая регулирует сходные отношения – применение ее в данном случае будет аналогией закона; отсутствие нормы, регулирующей сходные отношения – тогда необходимо применение аналогии права, то есть общих начал и смысла законодательства.

Аналогия закона определяется в теории права как способ преодоления пробела в законодательстве путем применения к не урегулированному конкретной нормой спорному отношению нормы права, регулирующей сходные отношения. Условия для применения такого способа преодоления пробела в законодательстве – отсутствие нормы закона для данного отношения и наличие другой нормы, которая регулирует сходные, аналогичные отношения.

Аналогия права – это способ преодоления пробела в законодательстве путем применения к не урегулированному конкретной нормой спорному отношению при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законодательства. Общие начала и смысл законодательства – принципы права (общеправовые и отраслевые).

Понятие аналогии само по себе – дискуссионное понятие. Споры вызывает сущность института – некоторые исследователи стоят на том, что аналогия – это принцип права.

Логика здесь понятна: право должно реагировать на изменяющиеся фактические отношения максимально гибко, поэтому среди основополагающих идей можно назвать и инструмент оперативного регулирования отношений в отсутствие законодательных предписаний.

Этот подход, естественно, имеет право на существование, однако аналогия права характерна в основном для частноправовых отраслей и практически не может быть названа принципом публичного права. Также существует подход, в соответствии с которым, аналогия является источником права.

Такой позиции придерживаются авторы учебников, в частности Осокина Галина Леонидовна, а также, наш кафедральный учебник. Данный подход тоже сложно назвать классическим, поскольку наиболее распространенное определение, которое уже было упомянуто, явно говорит о преодолении пробела без создания новой нормы, посредством каких-то иных средств, не правотворчества.

В целом, аналогия – это исключительная мера при разрешении дела, характерная в основном для отраслей частного права. Поэтому в контексте процессуального права вопрос об аналогии не может не быть дискуссионным.

Об аналогии в процессе можно говорить в двух смыслах – об аналогии материального права в процессе правоприменения и об аналогии процессуального права.

Научный спор:

4 статья ГПК 1923 года устанавливала, что суд не может отказать в правосудии «за недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела».

На этой статье и основывалось применение процессуального закона по аналогии, поскольку законодательство того времени не предусматривало вещественных доказательств, не был определён принцип оценки доказательств.

Профессор Элькинд приводит аргумент, что требуется больший исторический опыт и время, чтобы исчерпывающе предусмотреть все процессуальные отношения.

Помимо данного аргумента приводился приводится и аргумент о том, что аналогия просто необходима, поскольку законодатель все-таки не поспевает за развивающимися общественными отношениями и из-за этого возникают проблемы в праве, ликвидировать которые удобнее всего посредством аналогии в данном конкретном деле.

Противники возможности аналогии в гражданском процессе исходили из общетеоретического положения, что процессуальные отношения существуют только как правоотношения и им не противостоят фактические отношения, существование которых возможно в неопосредованном правовом виде.

Таким образом, если аналогия помогает урегулировать отношения, для которых нет узаконения, то в процессе нет этих самых отношений. Все отношения в процессе уже урегулированы и за рамками этого регулирования не существуют.

Это положение является отражением принципа публичного права «возможно совершать только то, что предусмотрено законом».

Основной контраргумент заключается в том, что законодательство несовершенно и могут возникать ситуации, в которых существо отношений подталкивает к применению аналогии, то есть к расширению законодательного регулирования. Известный теоретик гражданского процесса, профессор Жуйков считает, что применение аналогии «…способствует достижению важнейшей цели правосудия – обеспечению защиты прав заинтересованных лиц».

В гражданском процессуальном кодексе, в части четвертой первой статьи устанавливается, что в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи (далее также — суд) применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

Трудности использования аналогии права вызваны тем, что существует несколько способов закрепления принципов гражданского процессуального права: текстуальный (непосредственное закрепление), когда образуются нормы-принципы, и смысловой (косвенное закрепление), когда содержание конкретного принципа выводится из смысла совокупности ряда норм ГПК РФ.

При применении аналогии права на основе принципов со смысловым закреплением, каждый правоприменитель может вкладывать собственное понимание в содержание принципа, что приводит к произвольному, расширительному толкованию тех или иных принципов гражданского судопроизводства. Кроме того, некоторые исследователи выделяют нетипичные принципы. Подобный подход лишает систему принципов определенности, ставит ее содержание в зависимость от концепции того или иного автора и затрудняет применение аналогии права в гражданском судопроизводстве.

Иначе решен вопрос относительно использования процессуальной аналогии в арбитражном судопроизводстве. Здесь основная проблема связана с тем, что среди положений действующего АПК РФ отсутствует норма, корреспондирующая с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ и предусматривающая применение норм АПК РФ по аналогии.

Возникает вопрос: это сознательный подход законодателя или пробел в законодательстве? Существует два подхода. Либо аналогия запрещена, либо отсутствующие процедуры могут восполняться, исходя из положений ч. 6 ст. 13 АПК РФ, по аналогии закона, прежде всего норм ГПК РФ.

«В случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права)». Естественно, что в данной норме говорится про аналогию материального права, но посредством толкования некоторые авторы выводят из нее основание и для процессуальной аналогии.

Формулировка очень похожа на формулировку ГПК 24-ого года, поэтому, следуя логике разрешения данного вопроса в то время, разрешить дилемму должна практика, которая в свою очередь изобилует примерами использования аналогии в арбитражном процессе.

Большое значение имеет определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. N 22-О, в котором прямо указано на необходимость применения арбитражными судами норм ст.

33 ГПК РФ в случае, когда суд, которому подсудно дело, является по нему стороной.

Из этого некоторые ученые выводят общий принцип, что нормы ГПК принципиально применимы к пробелам, возникающим в практике арбитражных судов.

Возможность применения норм смежной отрасли права по аналогии (межотраслевая аналогия) в теории права именуется субсидиарным применением права, являющимся, наряду с аналогией закона и аналогией права, способом преодоления пробела в праве.

Применение норм смежной отрасли права в субсидиарном порядке исключается, если между рассматриваемыми отношениями нет сходства в методе регулирования. Соглашаясь в целом с такой позицией, необходимо учесть и замечания, приведенные Г.Д.

Улетовой, о том, что пробел в правовом регулировании следует отличать от воли законодателя, который при принятии АПК РФ сознательно отказался от некоторых институтов, сохранивших свое значение в ГПК РФ (отказ в принятии искового заявления, возможность вынесения арбитражным судом частного определения и др.). В подобных случаях говорить о применении процессуальной аналогии недопустимо.

Итак, подводя итог моему сообщению, можно выделить несколько основных тезисов. Процессуальная аналогия, в целом, уникальное явление, поскольку процесс находится в системе отраслей публичного права.

Тем не менее, в гражданском процессе прямо установлена возможность аналогии процессуального закона и права.

Арбитражный процесс, фактически, тоже не живет без процессуальной аналогии, однако нормативной базы у применения такой аналогии нет, и многие ученые предлагают ввести её в кодекс посредством правотворчества либо посредством разъяснения ВАС.

Источник: https://megalektsii.ru/s10882t1.html

Аналогия закона и права

АНАЛОГИЯ ЗАКОНА И ПРАВА.

Применение норм арбитражного и гражданского процессуального права по аналогии

Согласно утверждению А.А. Белкина, «аналогия в праве — это вообще искусство в том смысле, что она подразумевает выход мышления за рамки стандартизированного применения норм.

Применение аналогии — это реализация особой юридической квалификации, способной черпать именно из всего арсенала права» (Белкин А.А. Аналогия в государственном праве // Правоведение. 1992. N 6. С. 18).

Понятие аналогии закона и аналогии права

В настоящее время существует множество определений аналогии закона и аналогии права.

Например, Чудинов А.Н. в Словаре иностранных слов русского языка (1910 г.) характеризует аналогию права, как «случаи, при решении которых, за недостатком ясных, законных постановлений, принимаются в основание как решения, так и законы, относящиеся к подобным обстоятельствам».

Из множества определений наиболее полно отражающим суть данных понятий представляется определение, данное Юридическим словарем, опубликованным на ресурсе dic.academic.ru

АНАЛОГИЯ ЗАКОНА — прием, используемый в ситуациях, когда отношения, по поводу которых возник спор, не урегулированы ни нормами гражданского права, ни соглашением (договором) сторон; вносит определенность во взаимоотношения участников конфликта.

Применение закона по аналогии допускается при наличии следующих необходимых условий: а) отношение, по поводу которого возник спор, не урегулировано непосредственно нормами права или договором между сторонами; б) имеется законодательный акт, который регулирует сходные отношения и потому может быть применен к спорному случаю.

Аналогия закона предусмотрена ст. 6 ГК РФ. Применение Аналогии закона в уголовном праве в демократических государствах строго запрещается.

От Аналоги закона следует отличать законодательный прием отсылочного регулирования, когда в нормативном акте, регламентирующем определенное отношение, указывается, что тот или иной вопрос должен решаться в соответствии с конкретными нормами, регулирующими другой вид отношений.

АНАЛОГИЯ ПРАВА — применение к отношениям, не урегулированным нормами данной отрасли права, общих начал и принципов соответствующей отрасли права. Применяется в крайнем случае, при Невозможности использовать аналогию закона. Служит средством восполнения пробелов в праве. Недопустимо применение аналогии права в уголовных делах.

Читайте также:  Контент, порочащий юрлиц, теперь могут блокировать судебные приставы - юридические советы

При применении аналогии закона или права существуют отличия в процессуальных (ГПК РФ, АПК РФ) и материальных нормах права (ГК, СК РФ и др.).

До принятия нового Гражданского кодекса РФ в 1994 г. понятия аналогии закона и права распространялись только на процессуальные правоотношения, поскольку основывалось на нормах Гражданского процессуального кодекса РФ, утвержденного Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г.

Часть 4 статьи 10 «Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел» устанавливала следующее: «в случае отсутствия нормы права, регулирующей спорное отношение, суд применяет норму права, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)».

С принятием нового Гражданского кодекса РФ (ст. 6 ГК РФ) аналогия закона и аналогия права стала применяться не только в гражданско-процессуальном праве, но и в рамках материального права.

Сейчас данные понятия применяются в гражданской (ст. 6 ГК РФ), жилищной (ст. 7 ЖК РФ), семейной (ст. 5 СК РФ), гражданско-процессуальной (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ), арбитражно-процессуальной отрасли права (ч. 6 ст.

13 АПК РФ). Однако уголовное право содержит прямой запрет на применение юридических аналогий (ч. 2 ст. 3 УК РФ). В земельном же, трудовом, налоговом, административном законодательстве об аналогии не упоминается.

Остановимся подробнее на применении аналогии закона и права в процессуальном праве.
Недопустимо или необходимо?

Вопрос о применении аналогии в процессуальном праве всегда являлся спорным. При этом мнения корифеев юридической мысли колебались от резко отрицательного до обоснованной необходимости.

Например, М.Т.Авдюков считал аналогию в процессуальном праве недопустимой, противоречащей принципу законности, полагая, что суд может совершать только такие действия, которые предусмотрены законом; неопределенность в компетенции суда может породить произвол (Авдюков М.Т. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. – М., 1970. С.

177-179). В.В. Лазарев, в свою очередь, считал аналогию в процессуальном праве допустимой (Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. – М., 1974. С. 158-183), а А.Т. Боннер отмечал, что на практике необходимость в применении норм процессуального права по аналогии время от времени возникает (Боннер А.Т.

Установление обстоятельств гражданских дел. – М.: Городец, 2000. С. 104-105). В.М. Жуйков считает, что применение процессуального законодательства по аналогии вызвано реальными потребностями и «…способствует достижению важнейшей цели правосудия – обеспечению защиты прав заинтересованных лиц» (Жуйков В.М.

Проблемы гражданского процессуального права. – М.: Городец-издат, 2001. С. 71).

Автор статьи придерживается мнения, что применение аналогии в гражданском и арбитражном судопроизводстве не только возможно, но и необходимо, но только в исключительных случаях, когда действительно отсутствуют нормы, регулирующие применяемые правоотношения. При этом, недопустимо нарушение прав каких-либо лиц, как участвующих, так и не участвующих в деле. Например, нельзя применять по аналогии к одним лицам норм, устанавливающих санкции или возлагающих какие-либо обязанности в отношении не их, а других лиц.

Аналогия закона и аналогия права в гражданском и арбитражном судопроизводстве необходима при выработке судом не урегулированных законодательством процедур рассмотрения каких-либо категорий дел, не укладывающихся в общую процедуру.

Применение аналогии закона и права в гражданском судопроизводстве

На сегодняшний день суды различных уровней судебной системы, используя предоставленное ч. 4 ст.

1 ГПК РФ право, обращаются к аналогии в сфере процессуальных отношений, поскольку судебное решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на использовании в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (Постановление Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» // Бюллетень ВС РФ. 2004. N 2).

Например, Ленинский районный суд г. Барнаула в процессе рассмотрения заявления гражданина М., обжаловавшего действия администрации Ленинского района г. Барнаула, Администрации г. Барнаула и МУП ДЕЗ N 1 Ленинского района, установил наличие спора о праве. Поскольку в гл. 25 ГПК РФ отсутствует специальная норма относительно подобной ситуации, то суд применил положение ч. 3 ст. 263 гл. 27 ГПК РФ по аналогии закона и оставил заявление без рассмотрения (дело № 2-2219/2006 // Архив Ленинского районного суда г. Барнаула).

Другим примером является ситуация, когда до начала рассмотрения дела по существу Президиумом ВС РФ заместитель Председателя ВС РФ А.И. Карпов обратился с письменным ходатайством об отзыве представления о пересмотре решения Губкинского районного суда Белгородской области от 12 августа 2002 г.

по гражданскому делу по заявлению Р. о признании права собственности на недвижимое имущество, поданному в порядке ст. 389 ГПК РФ. Поскольку гл. 41 ГПК РФ не содержит нормы, предусматривающей возможность и последствия такого отзыва, то Президиум ВС РФ в Постановлении Президиума ВС РФ от 17.05.

2006 № 42пв05 «Надзорное производство по делу о признании права собственности на недвижимое имущество прекращено, поскольку представление о пересмотре судебного решения отозвано до рассмотрения дела по существу лицом, подавшим его» применил по аналогии закона правила статей 380 и 390 ГПК РФ, регулирующие сходные отношения, и оставил представление без рассмотрения.

Следует подчеркнуть, что ВС РФ в указанном Постановлении санкционирует применение тех или иных норм ГПК РФ по аналогии.

В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 № 12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» указано, что если субъект не является лицом, имеющим право подачи кассационной жалобы, то судья отказывает в ее принятии. Поскольку в гл. 40 ГПК РФ «Производство в суде кассационной инстанции» отсутствует норма, регулирующая отказ в принятии кассационной жалобы, то ВС РФ применил нормы ст. 134 ГПК РФ по аналогии закона и распространил их действие на кассационную проверку. С учетом чего установил, что на определение судьи об отказе в принятии кассационной жалобы, представления могут быть поданы частная жалоба или представление прокурора с соблюдением правил ч. 2 ст. 337 ГПК РФ.
Применение аналогии закона и права в арбитражном судопроизводстве

В отличие от гражданского, в арбитражном судопроизводстве основная проблема связана с тем, что среди положений действующего АПК РФ отсутствует норма, корреспондирующая с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ и предусматривающая применение норм АПК РФ по аналогии. В связи с чем неясно: это сознательный подход законодателя или пробел в законодательстве? Позиции ученых по данной проблеме разделились

Так, В.Ф. Яковлев исключил возможность применения аналогии в арбитражном судопроизводстве. Э.М.

Мурадьян, критикуя АПК РФ 2002 года, указывает, что алгоритм процессуальных действий в нормах АПК РФ не определен с той степенью детализации и точности, как это сделано в ГПК РФ.

Поэтому отсутствующие (подразумеваемые, но не прописанные в АПК РФ) процедуры могут восполняться, исходя из положений ч. 6 ст. 13 АПК РФ, по аналогии закона, прежде всего норм ГПК РФ (Мурадьян Э.М. Арбитражный процесс: Учеб.-практ. пособие. М., 2004. С. 145)

По мнению автора статьи, учитывая, что арбитражные суды и суды общей юрисдикции, разрешая гражданские споры, действуют в рамках одного гражданского судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ), в использовании аналогии в арбитражном процессуальном праве нарушений не усматривается, поскольку законодатель напрямую не урегулировал данный вопрос, вместе с тем не установил и запрета.
Судебная арбитражная практика не изобилует примерами использования норм АПК РФ по аналогии. Однако подобная судебная практика существует.

Например, по одному из дел ответчиком ООО «Т.» заявлено ходатайство об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения ввиду того, что жалоба подписана неуполномоченным лицом.

Проверив представленные ответчиком документы, суд установил: на момент подачи жалобы произошла смена генерального директора общества. При указанных обстоятельствах суд применил по аналогии п. 7 ч. 1 ст.

148 АПК РФ и оставил апелляционную жалобу без рассмотрения (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 09.07.2004 по делу N А40-45760/03-65-248 // СПС «КонсультантПлюс»).

Применение межотраслевой юридической аналогии

Необходимо учитывать, что аналогия закона допустима не только при использовании норм одной отрасли права, но и при применении норм смежных (родственных) отраслей (С.С.

Алексеев называет такое применение норм субсидиарным применением или «межотраслевой аналогией» (Алексеев С.С. Указ. соч. С.

552)): гражданского процессуального, арбитражного процессуального и административного процессуального права в будущем, поскольку все эти отрасли действуют по общим принципам, а это является основополагающим при использовании механизма аналогии.

Приведем пример применения межотраслевой аналогии закона.

Так, рассмотрев в порядке надзора дело, ВС РФ установил: судебные инстанции при толковании ст.

443 ГПК РФ исходили из того, что поворот исполнения решения суда может быть произведен лишь в том случае, если судебное постановление вынесено в форме решения, оно исполнено, в последующем отменено и по делу вынесено новое решение, которым в иске отказано, либо определение, заканчивающее производство по делу.

Поскольку заявители просили о повороте исполнения определения суда об обеспечении иска, то оснований для удовлетворения заявления суд не нашел. Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ применила по аналогии закона п. 1 ст. 325, ст.

15 АПК РФ и указала, что норма права, регулирующая сходные правоотношения, не ограничивает возможности поворота исполнения судебного акта, исходя из его формы. Данное обстоятельство явилось основанием для отмены состоявшихся по делу постановлений и для направления дела на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 13.01.2006 N 55-В05-11 // СПС «КонсультантПлюс»).

Таким образом, при осуществлении правосудия по гражданским делам суды общей юрисдикции могут по аналогии применять нормы арбитражного процессуального права. Например, ГПК РФ, установив срок на обжалование судебных постановлений в суд надзорной инстанции – один год со дня их вступления в законную силу, не определил порядок исчисления данного срока для постановлений, вступивших в законную силу до введения в действие ГПК РФ. Данный пробел был преодолен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. «О некоторых вопросах, возникающих в связи с приятием и введением в действие ГПК РФ». В нем говорилось, что поскольку сходное отношение урегулировано ФЗ «О введении в действие АПК РФ», в гражданском судопроизводстве необходимо применить по аналогии соответствующую норму этого закона. Данная норма определила, что срок на обжалование в порядке надзора судебных постановлений, вступивших в законную силу до даты введения в действие АПК РФ, следует исчислять с 1 января 2003 г. Таким образом, как указал Верховный Суд РФ, срок на обжалование решений, не вступивших в законную силу до введения в действие ГПК, необходимо исчислять с 1 февраля 2003 г., то есть с даты введения в действие ГПК.

Читайте также:  Вычет по ндс на оплату услуг питания в железнодорожном транспорте не предоставляется - юридические советы

Считаем также возможным применение норм гражданского процессуального права арбитражными судами при осуществлении правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности посредством использования аналогии закона.

Поскольку АПК РФ не предусматривает применение аналогии закона и аналогии права, такая возможность при наличии неурегулированных вопросов в процессуальном праве следует при использовании по аналогии п. 4 ст. 1 ГПК.

Как следует из Определения Конституционного Суда РФ от 3 октября 2006 г.

№ 408-О, если арбитражный суд, которому подсудно дело, является стороной спорного материального правоотношения и потому не вправе разрешать по делу любые вопросы, относящиеся к осуществлению по нему правосудия, арбитражным судам надлежит исходить из того, что предусмотрено в нормах гражданского процессуального законодательства, регулирующего аналогичные правоотношения, а именно вопрос о передаче дела в другой суд может быть разрешен лишь вышестоящим судом.

В арбитражном процессе по аналогии закона возможно применение порядка допроса свидетеля, в том числе несовершеннолетнего (ст. 177, 179 ГПК РФ), порядка воспроизведения и исследования аудио или видеозаписи (ст. 185 ГПК РФ).

Выводы и предложения

По мнению автора статьи, относительно арбитражного судопроизводства с целью единообразного регулирования однородных по своей природе отношений (арбитражных и гражданских процессуальных) необходимо использовать тождественные модели и правила. Это порождает необходимость внесения в АПК РФ нормы, предусматривающей применение в арбитражном судопроизводстве аналогии права и аналогии закона.

Проблема применения процессуальной аналогии в общем состоит в том, что без разъяснения вышестоящих судов (ВС РФ, ВАС РФ) суды нижестоящего уровня осторожно используют данный механизм. Объясняется это тем, что аналогия граничит с такими категориями, как «судебное усмотрение», «толкование норм права», «общая и специальная норма», «мнимые пробелы», соотнесение которых требует от судьи наличия определенных навыков и высокой степени профессионализма.

Поэтому автор статьи, несмотря на необходимость применения юридической аналогии на практике, придерживается того мнения, что толкование содержания норм, не имеющих закрепления в нормах ГПК и АПК РФ, должно быть официальным, и его необходимо реализовать в форме разъяснений ВС РФ и ВАС РФ.

Однако следует все же отметить, что в законотворческой деятельности следует стремиться к достижению стопроцентной беспробельности законодательных актов, которая должна ликвидировать и применение юридической аналогии, и все проблемы и вопросы, связанные с ее применением.

Источник: http://dereksiz.org/analogiya-zakona-i-prava.html

Аналогия закона и аналогия права. Обычаи

Аналогия закона и права — допускаемые законодательством способы восполнения пробелов в нормативных актах в процессе применения права. Для осуществления аналогии закона и права правоприменительным органом должно быть установлено наличие пробела в нормативных актах, т. е.

ситуации, когда рассматриваемое дело носит правовой характер, затрагивает существенные интересы сторон общественного отношения, но их права и обязанности прямо не определены юридическими нормами.

При наличие пробела в нормативных актах правоприменительный орган решает дело по аналогии закона, применяя к нему юридические нормы институтов и отраслей права, регулирующих сходные по предмету общественные отношения. При отсутствии и таких норм, т. е.

невозможности применить аналогию закона, применяется аналогия права» и дело рассматривается на основе общего смысла и принципов той отрасли права, в предмет правового регулирования которой включаются данные отношения.

Институт аналогии закона и права дает возможность правоприменительным органам мобильно разрешать правовые дела даже при отсутствии прямого нормативного регулирования. Поэтому сама по себе неурегулированность законодательством тех или иных общественных отношений не может служить основанием для отказа в рассмотрении дела.

Аналогия закона и права по общему правилу не используется при разрешении уголовных дел и дел об административной ответственности. Юридическая квалификация дела на основе установленного точного смысла нормы или использования в необходимых случаях аналогии закона и права, позволяет правоприменительному органу вынести адекватное исследованным обстоятельствам решение, которое находит свое официальное выражение в актах применения права.

Другим источником гражданского права является обычай, под которым понимаются правила, сложившиеся в результате их длительного применения ввиду практической целесообразности и получившие признание в актах законодательства или решениях судов.

Обычай в современных государствах, имеющих развитое законодательство, не играет большой роли и применяется преимущественно во внешнеэкономических отношениях.

Однако в ряде норм ГК и некоторых актах законодательства РФ содержатся ссылки общего характера на обязательность обычая.

В ст.

5 ГК дается определение обычая делового оборота, которым признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Таким образом, в суде заинтересованная сторона вправе обосновывать наличие обычая, используя общие правила гражданского процесса и способы доказывания. Однако обычай не может противоречить нормам законодательства и условиям заключенного между сторонами договора.

В ГК неоднократно встречаются указания на то, что права и обязанности сторон определяются обычаями делового оборота, если иное не предусмотрено законом или условиями обязательства (ст.

311, 312, 315, 316 и др.). Действующие отечественные обычаи изучаются торгово-промышленными палатами и публикуются в виде соответствующих сборников.

В Российской Федерации были опубликованы обычаи важнейших морских портов.

Но в ст. 5 ГК не говорится о возможности обращения к обычаям, сложившимся в иных, некоммерческих сферах, что надо считать пробелом его общих норм.

Однако в ряде последующих статей ГК содержатся отсылки к обычаям национальным (ст. 19) и местным (ст. 221).

Поэтому надлежит считать, что ГК допускает применение обычая также в некоммерческих сферах, и юрисдикционные органы, обосновывая свои решения, на такие обычаи вправе ссылаться.

Особенность обычая как источника гражданского права состоит в том, что, в отличие от норм законодательства, он всегда диспозитивен, и поэтому стороны могут от него отступить. Это практически важное правило прямо выражено в п. 2 ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК применительно к договору (договорное условие сильнее обычая) и должно применяться также к недоговорным обязательствам.

Наряду с обычаями во многих статьях ГК говорится об «обычно предъявляемых требованиях», которыми надлежит руководствоваться. В одних случаях этот термин дополняет отсылку к обычаям делового оборота (ст. 309, 478, 992), в других употреблен самостоятельно (ст. 484, 485, 721). В литературе эти два термина иногда характеризуются как равнозначные.

Однако обычай — это дополнительный источник права, когда он соответствует указанным в ст. 5 ГК признакам и в законе это прямо и ясно оговорено. Обычно предъявляемые требования такого общего статуса в ГК не получили и не должны приравниваться к обычаям.

Вопрос о содержании и применении обычно предъявляемых требований должен решаться судом с учетом широкого круга факторов, в том числе хозяйственных возможностей должника и кредитора.

На основании обычно предъявляемых требований могут складываться обычаи, однако такая их трансформация должна быть признана юридической практикой, прежде всего судебной, и получить подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 ГК.

Действие гражданских законов во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Нормативные акты, содержащие нормы гражданского права, под­лежат обязательному официальному опубликованию.

Такое опублико­вание важно и для определения момента вступления соответствую­щего акта в силу, и для ознакомления с содержанием его правил всех участников правоотношений.

Кроме того, официальное опубликова­ние содержит и официальный (общеобязательный) текст такого акта, которым надлежит руководствоваться.

Гражданско-правовые нормативные акты, будучи федеральными, вступают в силу одновременно на всей территории РФ. При этом по общему правилу они не имеют обратной си­лы и применяются лишь к тем отношениям, которые возникли после введения акта в действие (п. 1 ст. 4 ГК).

Это традиционное для всякого развитого правопорядка положение имеет, однако, и ряд необходимых исключений:

    1. сам гра­жданский закон может предусмотреть распространение своего действия и на отношения, возникшие до вступления его в силу;
    2. если закон изменил продолжительность давностного срока по какому-либо требованию, возникшему до введения его в действие, но предъявленному в суд после этого момента, то соответствии с общим правилом п. 2 ст. 4 ГК новый закон применяет­ся к правам и обязанностям, которые возникли хотя и после введения его в действие, но на основе существовавших до этого момента правоот­ношений. Следовательно, требование, предъявленное в суд после введе­ния в действие нового закона, подпадает под действие новых давностных сроков, хотя его основой и служит ранее возникшее правоотношение.

Особые правила предусмотрены для договоров, заключенных до вве­дения в действие нового закона (устанавливающего в этом отношении обязательные, императивные предписания), но исполняемых после этого момента.

С тем чтобы обеспечить точное, надлежащее исполнение взя­тых на себя сторонами договора обязательств, отражающее важнейший принцип договорного права, закон сохраняет здесь силу за условиями ранее заключенного договора (п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК), несмотря на их противоречие новым императивным правилам.

Читайте также:  Сегодня в автошколах начали обучать оформлению дтп по европротоколу - юридические советы

Тем самым в сущности как бы продлевается действие старого, ранее действовавшего законода­тельства, на котором основывались условия заключенных договоров.

Конечно, в новом законе может быть прямо предусмотрено распро­странение его действия и на отношения, вытекающие из ранее заклю­ченных договоров. Например, Закон о введении в действие части вто­рой ГК РФ в ч. 1 ст.

8 распространил действие правил Кодекса об ос­нованиях, последствиях и порядке расторжения договоров отдельных видов на все действующие договоры независимо от даты их заключе­ния. В этом случае общее правило п. 2 ст.

422 ГК не применяется.



Источник: https://infopedia.su/5xf.html

Аналогия закона и аналогия права

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 7Следующая ⇒

В тех случаях, когда возникли определенные отношения, которые прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Аналогия закона применяется при условии, что существующий в законодательстве пробел не может быть восполнен с помощью предусмотренных законом средств, в том числе с помощью обычаев делового оборота. Кроме того, применение закона по аналогии к регулируемым отношениям не должно противоречить их существу. Не является аналогией закона отсылка, содержащаяся в норме закона к другой норме.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК).

Суть аналогии права состоит в том, что права и обязанности сторон в возникшем правоотношении будут определяться исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. Общие начала сформулированы в ст. 1 ГК.

Под смыслом гражданского законодательства понимаются его характерные черты, закрепленные в предмете и методе. Термины «добросовестность», разумность» и справедливость являются субъективными оценочными понятиями и определяются в каждом конкретном случае.

Правила об аналогии закона и аналогии закона применяется только при применении федеральных законов и не могут распространяться на действие подзаконных актов. Применение аналогии закона и аналоги права на практике встречается крайне редко

Аналогия закона представляет собой применение к отношениям, которые не урегулированы законодательством или договором, норм гражданского права, регулирующих сходные отношения.

Условиями применения аналогии закона являются:

§ Отсутствие регламентации данных отношений законодательством;

§ Отсутствие соглашения между сторонами по данному вопросу;

§ Отсутствие противоречий между применяемой нормой права и отношением, подлежащим урегулированию.

Применение аналогии закона вызвано тем, что законодательство не всегда успевает сформироваться в отношении уже существующих гражданских правовых отношений.

Аналогия права – это применение общих начал и смысла гражданского законодательства к урегулированию прав и обязанностей исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости.

Аналогия права применяется только при невозможности использования аналогии закона. При этом требования добросовестности следует понимать как добросовестные действия сторон

(исправное исполнение своих обязательств), требования разумности предполагают учет жизненных обстоятельств, конкретной обстановки, возможных последствий и др. (Н, устранение недостатков товара в разумный срок). Требование справедливости подразумевает учет интересов обеих сторон.

7 вопрос) Гражданские правоотношения — это основанные на автономии воли и имущественной самостоятельности участников общественные отношения междусубъектами гражданского права, которые связаны гражданскими правами и обязанностями, возникающими из оснований предусмотренных законом.

Гражданское правоотношение — это урегулированное нормами гражданского права правоотношение, возникающее между юридически равными субъектами по поводу имущества, а также нематериальных благ, выражающаяся в наличие у них субъективных прав и обязанностей.

Элементы гражданского правоотношения включают в себя:

§ Субъективный состав правоотношения

§ Содержание правоотношения (права и обязанности субъектов)

§ Объект правоотношения (то, по поводу чего возникают правоотношения)

Основаниями возникновения гражданских правоотношений являются:

§ договоры и иные сделки, предусмотренные законом или не противоречащие ему;

§ акты государственных органов и органов местного самоуправления;

§ судебные решения;

§ приобретение имущества;

§ создание произведений науки, литературы, искусства;

§ причинение вреда;

§ неосновательное обогащение;

§ иные действия граждан и юридических лиц.

Классификация и виды гражданских правоотношений

Различают следующие виды гражданских правоотношений по объекту правоотношения:

§ имущественные — экономические отношения, урегулированные нормами гражданского права, и приобретшие правовую форму;

§ неимущественные или личные правоотношения.

Имущественные правоотношения, в свою очередь можно разделить на вещные и обязательные.

§ Вещные правоотношения характеризуют принадлежность субъекту материальных благ (например, право собственности).

§ Обязательственные правоотношения — это отношения, которые опосредуют передачу имущества, прав на объекты интеллектуальной собственности, выполнение работ или оказание услуг.

Выделяют следующие виды гражданских правоотношений в зависимости от характера взаимосвязи:

§ абсолютные;

§ относительные.

Абсолютные — это правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц (например, правоотношения между автором и другими лицами, которые не должны нарушать его прав).

Относительные — это правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит определенное обязанное лицо (например, кредитор и должник по договору займа).

К абсолютным правоотношениям относятся вещные правоотношения, к относительным — обязательственные.

Понятие и виды объектов гражданских правоотношений

Объекты гражданских правоотношений — это материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают гражданские правоотношения.

Материальные объекты

К материальным объектам гражданских прав относятся:

§ вещи;

§ работы;

§ услуги.

ГК РФ предусматривает различные классификации вещей:

§ оборотоспособные, ограниченные в гражданском обороте, изъятые из гражданского оборота вещи;

§ движимые и недвижимые вещи;

§ простые и сложные вещи;

§ главные вещи и принадлежности;

§ потребляемые и непотребляемые;

§ одушевленные и неодушевленные;

Оборотоспособные вещи — это объекты гражданских прав, которые могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому.

Ограниченные в гражданском обороте — объекты гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению.

Изъятые из оборота вещи — это объекты гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается.

К недвижимым вещам относятся:

§ земельные участки;

§ участки недр;

§ водные объекты;

§ леса;

§ многолетние насаждения;

§ здания, сооружения;

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации:

§ воздушные и морские суда;

§ суда внутреннего плавания;

§ космические объекты.

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Нематериальные объекты

К нематериальным объектам относятся:

§ результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них;

§ информация;

§ нематериальные блага;

Все объекты интеллектуальной собственности могут быть разделены на следующие виды:

§ объекты авторских прав (произведения науки, литературы);

§ объекты смежных прав (фонограммы и передачи эфира);

§ объекты патентного права (изобретения);

§ средства индивидуализации предпринимателей (фирменные наименования и товарные знаки);

§ нетрадиционные объекты;

Гражданское право РФ охраняет не любую информацию, а лишь ту, которая составляет служебную или коммерческую тайну.

Информация составляет служебную или коммерческую тайну в случаях, когда информация имеет коммерческую ценность в силу неизвестности её третьими лицами, когда к ней нет свободного доступа на законных основаниях, и когда обладатель информации принимает меры к охране её конфиденциальности.

К нематериальным благам относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Вопрос)

9 вопрос) Чтобы быть полноправным участником гражданско-правовых отношений, гражданин должен обладать и дееспособностью.

Дееспособность — это способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (ст. 21 ч. 1 ГК РФ).

Возможность совершения действий, в результате которых у гражданина возникают или прекращаются определенные права или обязанности, зависит как от возраста гражданина, так и от состояния его здоровья, в результате чего в отличие от правоспособности дееспособность отдельных граждан может оказаться неодинаковой.

По объему дееспособности граждане подразделяются на четыре группы:

§ полностью дееспособные;

§ частично дееспособные;

§ ограниченно дееспособные;

§ недееспособные.

Полная дееспособность

Полностью дееспособные граждане — это граждане, достигшие 18 лет (совершеннолетние граждане), — ст. 21 ч. 1 ГК РФ.

В некоторых случаях полная дееспособность возникает до достижения 18 лет, а именно:

Вступление в брак до 18 лет

Когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший этого возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.

Снижение брачного возраста ниже 16 лет возможно только в тех субъектах РФ, где разрешено вступление в брак до шестнадцатилетнего возраста.

Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения барка до достижения восемнадцати лет.

При признании барка недействительным (например, фиктивный брак) суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом.

Эмансипация

Другим основанием для приобретения полной дееспособности является эмансипация.

Эмансипация — объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, полностью дееспособным по решению органа опеки и попечительства — с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия — по решению суда.

Основаниями эмансипации являются работа по трудовому договору или занятие предпринимательской деятельностью.

Полная гражданская дееспособность позволяет гражданам самостоятельно приобретать любые гражданские права, так же, как и принимать на себя и исполнять любые гражданские обязанности.

Частичная дееспособность

Частично дееспособными принято называть граждан, не достигших 18 лет, т. е. несовершеннолетних.

Несовершеннолетние своими действиями, т. е. самостоятельно, могут приобретать не все, а только определенный круг гражданских прав. Другие же права они вправе приобретать только с согласия родителей, усыновителей или попечителей или же только через сделки, совершаемые от их имени родителями, усыновителями или опекунами. Это зависит от возраста несовершеннолетнего.

Источник: https://lektsia.com/4xacc7.html

Ссылка на основную публикацию